WWW.VENEVA.RU

 

Познавательный ресурс по истории города Венёва Тульской области и его окрестностей
                  
                                                           

Главная
История
Путеводитель
Художники
Фотографии
Туризм
Библиотека
Клуб
Форум
О проекте

 

 

 

 

 

СчетчикиRambler's Top100

 

© Денис Махель,
2004-2018

Все права защищены. Воспроизведение материалов сайта без согласия автора запрещено.

23:41

Электронная библиотека

 

 

Материалы «Этнографического бюро» по Тульской губернии.
Венёвский уезд

Русские крестьяне. Жизнь. Быт. Нравы.
Материалы "Этнографического бюро" князя В.Н. Тенишева
Том 6. Источник ...

   Архивный фонд «Этнографического бюро» князя В.Н.Тенишева содержит 14 единиц хранения, сформированных на основании рукописных материалов, присланных шестью корреспондентами из Богородицкого, Веневского, Епифанского, Одоевского и Тульского уездов Тульской губернии. Все дела поступили в 1898—1899 годах, имеют четкую географическую привязку, авторскую подпись, датировку и адрес для обратной корреспонденции. Рукописям соответствуют машинописные копии — 38 ед. хранения, выполненные в начале XX века сотрудниками бюро с учетом грамматической и стилистической правки и купированием тех мест в рукописях, которые, на взгляд редакторов, не представляли интереса. Сообщения каждого из авторов в машинописном варианте приведены в соответствие со структурой Программы, в рукописях же программная последовательность не всегда соблюдалась. Кроме того, имеются машинописные материалы (4 ед. хранения), являющиеся перепечатками статей из «Тульских биржевых ведомостей» и «Тульских губернских ведомостей» и содержащие информацию об обрядах жизненного цикла, календарных праздниках, повседневной жизни крестьян и т. д.

   Наиболее полно в рукописях представлены Одоевский уезд—корреспонденты И.П. Григорьев и М.И. Рыжиков, Тульский уезд—Д.П. Садовников и Веневский уезд — А.И. Хитров и Ф.Г. Шаталин. Значительно меньшими по объему, но подробно освещающими отдельные вопросы Программы, являются ответы корреспондентов М.И. Моисеева из Епифановского и Богородицкого уездов и Д.П. Садовникова из Тульского уезда. Содержательная часть всех рукописей представляет собой описание жизни крестьян конкретного селения: в Богородицком уезде — села Троицкое-Супонево, в Веневском — сел Хавки и Причал, в Епифановском — села Мышенка, в Одоевском - сел Анастасово, Каменка и Красное, в Тульском — деревни Трещево. Некоторые корреспонденции представляют собой краткие ответы на практически все вопросы Программы, в частности, это относится в первую очередь к ответам И.П. Григорьева, описывающие села Красное и Анастасово Одоевского уезда. Другие корреспонденты ответили только на некоторые вопросы, но при этом достаточно развернуто. Так, А.И. Хитров, характеризую жизнь крестьян села Хавки Веневского у. подробно описывает традиционную систему питания, еженедельное потребление пищи в зажиточной, среднего достатка и бедной семьях; сезонные изменения рациона, будничные, праздничные и обрядовые блюда.

   Корреспонденция Ф.Г. Шаталина из села Причал того же уезда дает развернутые ответы на вопросы Программы о крестьянском сходе: его составе, полномочиях, функциях. Приводятся примеры обсуждения крестьянами хозяйственных, финансовых, общественных вопросов. Рукопись М.И. Рыжикова из села Каменка Одоевского у. помимо сведений об общинном землепользовании, опекунстве, найме пастухов, промыслах содержит обширную информацию о мифологических представлениях и приметах крестьян, о колдовских практиках, в частности, приводится подробное описание обряда лечения больной с помощью заговоров и «молитв». Кроме того, корреспондент рассказывает о случае нарушения брачных норм — снохачестве.

   Особняком стоит корреспонденция Д.П. Садовникова из деревни Трещево Тульского уезда, содержащая обширный фольклорный материал: песни и сказки.

   Материалы М.И. Моисеева из села Мышенка Епифанского у. дают подробное описание обрядов жизненного цикла — родинного, свадебного и погребального ритуалов.

 

 


Хитров Иван Андреевич, 1912

Веневский уезд

Корреспондент Иван Андреевич Хитров. 1899

Холдобинская волость, с. Хавки

Б. [Местные условия жизни крестьян]

Ф. 7. Оп. 1. Д. 1733. Л. 1—7

3. [Местоположение.] С. Хавки расположено в низменном лишенном хорошей воды месте близи большой дороги, ведущей из Тулы в Венев. Название свое село получило, вероятнее всею, от небольшой р. Хавки, теперь уже несуществующей. Местные старожилы дают, впрочем, и другое объяснение этому названию. Пред селом с южной стороны находится большая ложбина, которая до сих пор называется «Хавкою». В прежнее - - время в этой лощине, говорят они, часто блудили крестьяне и другие проезжие во время зимних вьюг и метелей и нередко замерзали. Заводил несчастных в эту лощину, по их понятию, домовой и там хапал их, т. е. забирал в свои руки, отсюда лощина эта называлась Хапалкою или Хавкою, а от нее и село получило название Хавки.

Состоя более чем из 300-т дворов, с. Хавки расположено в таком беспорядке, что едва ли во всей губернии найдется другое селение, в этом отношении похожее на него. Слобод, обычных в других селах и деревнях, здесь нет: дворы крестьян стоят друг к другу как попало, без всякого порядка: и задом, и, передом, и боком, и накось. Вблизи дворов и опять в полнейшем беспорядке стоят и амбары, и риги, и сараи и погребицы; тут же, особенно в осеннее время, набросаны бывают и солома и дрова. Такая скученность селения объясняется стремлением крестьян выгадать побольше места для выпаса скота. Растительности в Хавках, за исключением четырех маленьких незначительных садов да ветел перед несколькими дворами, нет никакой. В селе три пруда, один из которых довольно большой, но вода во всех трех прудах, как непроточная, мало пригодна к употреблению и идет, главным образом, на питье скоту в летнее время; в этих же прудах и моется белье. Для питья себе и для приготовления пищи крестьяне берут воду из колодцев, которых в селе очень много: на 3—5 дворов приходится по колодцу со сравнительно доброкачественною водою и из колодцев изобилует только один. Из него все крестьяне берут воду на чай.

От губ. г. Тулы с. Хавки отстоит 1 в 45 вер., а от уездного — Венева в 3-х. Посреди села стоит каменный храм во имя Рождества Пресвятой Богородицы с пределом во имя св. Георгия Победоносца. Недалеко от церкви стоит здание земской школы и в нем же помещается другая — церковно-приходская, в последней обучаются одни только девочки. В селе есть трактир и при нем кабак. На базары хавские крестьяне ездят в Венев. Базары в Веневе бывают дважды в неделю: по пятницам и воскресным дням. Фабрик и заводов, где бы крестьяне находили себе заработать, вблизи нет, если не считать Тульский Императорский Оружейный завод близким к Хавкам. Правда, есть невдалеке три небольшие винные завода, из которых один даже под городом Веневым, но на этих заводах и то же в незначительном количестве работают местные жители и крестьяне подгородних слобод (на последнем). От почтовой станции земского начальника, исправника и урядника, которые находятся постоянно в Веневе, село Хавки отстоит в 3-х вер., а от станового в 22-х вер. и от волостного Правления в 4-х вер. Пути сообщения к этим местным центрам доступны во всякое время года. От железной дороги с. Хавки удалено — на довольно значительное расстояние: ближайшая к селу станция Оболенское Сызрано-Вяземской железной дороги отстоит от Хавок в 32-х вер., а станция Лаптево Московско—Курской ж.д. в 38-и вер. В настоящее время, впрочем, с проведением новой Московско-Павелецкой железной дороги, ведется ветка и на Венев; эта последняя будет отстоять от Хавок всего только в 2-х вер. Шоссе и судоходных рек близи совсем нет.

4. [Что дает земля крестьянам,] Хлеба и полезные растения засеваются и возделываются крестьянами на своих землях следующие. Из озимых хлебов сеется исключительно одна только рожь, а из яровых первое место занимает овес, потом следуют картофель, чечевица и в незначительном количестве просо, гречиха, горох и лен. Последний сеется крестьянами только в таком количестве, которое нужно для потребностей известной семьи. Кормовые травы, вследствие малого количества земли, совсем не сеют. Земля крестьян мало плодородна, без удобрения не родит и крестьяне вынуждены бывают вывозить на нее значительное количество навоза; для хорошего удобрения требуется от 250—300 возов навоза на дес. А так как своего навоза у крестьян не хватает, то они почти всю зиму возят его из города Венева из постоялых и частных дворов. В распределении посевов на своих полях крестьяне следуют трехпольной системе. Огород есть у каждого крестьянина. На огородах они преимущественно сажают картофель и капусту, в незначительном количестве сеют коноплю и сажают огурцы, лук, свеклу, морковь, редьку, репу, мак и подсолнечники. Но огурцы поспевают у крестьян обыкновенно в такое время, когда они на базарах бывают не (неразборчиво. — Прим. сост.), а конопли сеется столько, сколько требуется для нужд семьи. Садов в Хавках четыре, но и те так незначительны и существенной пользы и дохода владельцам их не приносят.

В некоторых селениях Веневского у., как например в Хлопове, Разсылкине, Урусове, Халтобине и др. крестьяне помимо указанных хлебов и полезных растений занимаются еще возделыванием мяты. Преимущественно разводится ими мята, известная под названием «кудрявой», и в небольшом количестве так называемая «холодная». Земля под мяту отводится самая лучшая и та сильно удабривается. Большинство крестьян засеивают мятой огороды, но есть и такие крупные, если так можно назвать, плантаторы, которые отводят под мяту от 5—7 дес. своей или специально для того нанятой земли. В экономическом отношении крестьяне находят этот промысел очень выгодным для себя, в особенно таким он был лет 7—10 тому назад, когда стояла высокая цена на мятное масло. При благоприятных климатических условиях каждая дес. обыкновенно дает в лето от 75—100 ф. чистого мятного масла. Обработка десятины мяты — с посадкой, поливкой и полкой — наемными руками обходится около ста руб., но крестьянам она стоит гораздо дешевле. Мелкие производители мяты в большинстве случаев обходятся своими рабочими руками, крупные же при своих рабочих силах, расходуют около половины указанной цены. Выгонкой масла крестьяне так же занимаются сами. Для этой цели у крупных плантаторов имеются свои перегонные кубы, которые устраиваются в небольших огороженных плетнями и крытых соломой сараях, а мелкие производители пользуются кубами первых и платят за выгонку с фунта по 50 коп. или с куба по 75 коп. Сбывается крестьянами мятное масло по большей части на месте. Обыкновенно является скупщик, который после торга устанавливает приемлемую цену на фунт масла и по этой цене у всех скупает. Несколько лет такой скупщик в Веневском у. был свой же халтобинский кр[естьянин] Буров. Он брал в Петербурге подряд на поставку нескольких тысяч фунтов мятного масла, потом сам же назначал крестьянам цену за фунт этого масла и по этой цене у всех покупал. Разумеется, крестьяне Веневского у. поставляли не все количество масла, а сколько могли, а остальное Буров скупал по большей части в южных губерниях. Некоторые же из крестьян сами возят продавать мятное масло в Тулу, Москву и Петербург. В течение последних пяти лет цена на мятное масло значительно упала и в среднем фунт его стоит около 3 руб. 50 коп. Таким образом, десятина мяты в настоящее время может принести крестьянину чистого дохода — от 250—300 руб., но бывают такие годы, когда фунт мятного масла продавался по 12 руб. и тогда крупные производители наживали большие капиталы, присутствие которых заметно еще и в настоящее время.

В трех вер. от с. Хавок находится казенная, так называемая веневская засека, из которой крестьяне пользуются грибами, ягодами, травой, орехами, желудями и опавшим осенью с деревьев листом. Пользование всеми указанными предметами, за исключением желудей и листа, оплачивается установленной платой. На каждый помянутый предмет крестьянами берется от лесничего особый билет, который стоит 20 коп. Билеты эти печатные; они за подписью лесничего выдаются последним кондукторами засеки, а кондуктора по требованию выдают их крестьянам. Лицо, пойманное в засеке без билета, или с билетом, взятым на другой предмет, а не на тот, который у него окажется при поимке (напр., билет взят был на собирание ягод, а у пойманного лица вместо ягод оказались грибы или орехи), подвергается штрафу от одного руб. пятидесяти коп. до трех руб., что зависит от количества взятого из засеки предмета, а главным образом от усмотрения лесничего. Впрочем крестьяне, по их собственному сознанию, находят обходя в этом. Чтобы не платить деньги за билет на каждый предмет, они поступают таким образом: несколько женщин или девушек сговариваются между собой и сообща берут билеты на все предметы пользования из засеки, а потом меняются этими билетами и пользуются ими, когда кому свободно. Вместо же штрафа при поимке не с тем билетом или совсем без билета, часто дают сторожу засеки на чай или посулят ему с пуд муки ржаной и тем по большей части дело кончается. Желуди собираются крестьянами исполу, т. е. половина набранного отдается лесничему, а другая поступает в пользу набиравшего. Опавший осенью лист с деревьев дается крестьянам дороже. Брать из засеки все указанные предметы позволяется только в таком количестве, которое можно унести на себе; въезд же за ними на лошадях с телегами (за исключением листа) воспрещается. Траву можно рвать только руками, а резать серпом, косить косой или еще чем не позволяется.

Несмотря, однако, на запрещение въезжать на повозках за указанными предметами, крестьяне ухитряются все-таки возить их и возами. Когда нужно, они обыкновенно делают так: лошадь с телегой и своим сторожем используют где-нибудь у лощины вблизи засеки, а сами отправляются туда и, набрав достаточное количество того или другого предмета, возвращаются К повозке, складывают его там, а сами вторично идут за ним и так поступают до тех пор, пока не соберут столько, сколько желательно. Есть у крестьян с. Хавок десятин 70 своего леса, который примыкает к веневской засеке, но лес мелкий и потому большой пользы он крестьянам не приносит. В этом лесу года через два-три, с разрешениях местного земского начальника отводится крестьянам на срубы небольшой участок (по закону ежегодно полагается отделять крестьянам одну тридцатую часть леса для сруба, что составляет приблизительно 2 1/4  дес.; следовательно, если рубка леса происходит через два года, то его вырубается около 4 1/2 дес, который рубится всем обществом и делится потом, по местному выражению, по сохам, иначе говоря по душам. Соха заключает в себя шестнадцать (16) душ. Если рубка леса производится через два года, то на полную соху обыкновенно приходится несколько осиновых или березовых слег, несколько куч хворосту, сучьев и всякой другой мелочи — всего приблизительно от 15 до 20 (неразборчиво. — Прим. сост.) возов. Но таких больших семей, которые заключали бы в себе по полной сохе, в Хавках не много, а потому и пользуются указанною частью очень немногие из крестьян, большинство же получает самые пустяки. Охотой и рыбной ловлей крестьяне с. Хавки не занимаются.

6. [Климатические условия в отношении к крестьянской жизни.] Весна в нашей местности открывается не всегда в одно и то же время и разница в этом отношении бывает иногда очень значительна. По записи, которую я веду лично для себя, в 1891-м г., например, почти весь снег стаял у нас в половине марта и к концу этого месяца начали уже пахать землю, а в 1893 г. все поле покрыто было снегом 16 апреля и стоял такой хороший зимний путь, что все крестьяне приезжали на базар в Венев на санях. Чаще же всего снег в нашей местности стаивает приблизительно в первой половине апреля месяца, вскоре после чего и начинают пахать землю. И с половины же апреля по большей части выгоняется и скотина в поле, но на первых порах последняя отдельным лицом не стережется, а каждый хозяин сам смотрит за своими животными. Общественный же, так сказать, официальный выгон скота на пастбище, когда пастух принимает его на свои руки, в большинстве случаев бывает около Георгиева дня — 23 апреля (Во многих других селениях Веневского у. чаще всего скотину выгоняют на пастбище на самый Георгиев день, но в Хавках никогда этого не бывает, п[отому]-что у них этот день — день престольного праздника. — Прим. корр.).

Общественный выгон скота обставляется довольно торжественно. Накануне этого дня сельский староста приходит к местному священнику и просит его на утро отслужить молебен на данный случай. На следующий день часов в 6 утра благовест церковный оповещает жителей Хавок о том, чтобы они выгоняли свою скотину к церкви. Когда все соберутся и разместят скотину около церковной ограды, начинается звон во все колокола и из церкви выносят иконы и выходят священник с причтом в облачении. Перед дверями церковной паперти заранее ставится стол, накрытый белою скатертью, на котором помещается чаша с водою, приготовленной для освящения. Вокруг этого стола размещаются иконы и начинается молебен с водосвятием. По окончании молебна священник подпускает народ ко кресту, а диакон кропит его святою водою, а после этого священник со святою водою обходит все стадо и кропит его, а затем уже стадо сдается пастуху и он выгоняет его в поле. Никаких приношений со стороны крестьян в Хавках в это время не бывает, в большинстве же сел из каждого дома выносится по ржаному пирогу или хлебу, по целому или часть только, а каждая хозяйка дома, кроме того, приносит еще два яйца. Все это раскладывается в стороне на расстеленной версте и поступает потом в пользу пастуха. Весенняя распутица непреодолимых препятствие для сообщения нашей местности с окрестностью не представляет, потому что реки, которая разливом своим препятствовала бы этому, вблизи нет, а существующие, в округе лощины опасны бывают не более двух дней, да и в это время в случае нужды перебраться через них возможно.

Косить траву в нашей местности начинают около Петрова дня дня за два до него или после него, а озимое зажинают вскоре после Казанской — 8 июля Яровое раннего посева нередко поспевает одновременно с озимым, а большею частью его косят в конце июля и половине августа. При благоприятной погоде для уборки хлеба крестьянам достаточно одного месяца. Ненастные же дни часто замедляют уборку недели на две, целый месяц и даже более. В нынешнем году, напр., рожь и овес стояли связанными в копнах, а местами на корню или лежали а рядах до конца октября месяца, а местами и в начале ноября. Первые заморозки чаще всего начинаются в конце августа и начале сентября. Гречиху крестьяне всегда спешат спасти и убрать к Ивану Постному — 29 августа а картофель выкапывают и убирают большею частью к 8 сентября.

Морозы и снег, совершенно прекращающие полевые работы, начинаются не всегда в одно время. В нынешнем году, например, пахали землю под яровые даже в первых числах ноября. В большинстве же случаев морозы прекращают посевные работы во второй половине октября, а снег выпадает, как следует, в конце октября и начале ноября. Особенно суровых зим у нас не бывает. Суровою зимою у нас считаются та, когда морозы стоят в 25° и иногда больше. Такою зимою была зима 1892/3 года, когда морозы доходили иногда до 35°, но это бывает, приблизительно, в 10 лет однажды, обычные же морозы стоят всегда от 15—25". Метелей и морозов настолько сильных, чтобы удерживать крестьян в полном бездействии, тоже не бывает. Зимние дороги нередко заносятся метелями довольно значительно, но таких заносов, при которых совершенно прекращали бы сообщение с окрестностью, не бывает никогда.

 

Е. [Отношения крестьян между собой к посторонним лицам]

Ф. 7. Оп. 1. Д. 1733. Л. 18

130. [Артели.] Некто Беляев сообщает в «Новом времени» интересные сведения о «мананках» — работницах поденщицах из с. Манаенок Белевского у. Тульской г. Ходят они целыми артелями под предводительством особого атамана-бабы, у которой находятся в безусловном повиновении. Они встречаются повсеместно и в нашей, и в Орловской, и в Курской губ., причем они замечательно работоспособны и потому особенно ценятся в имениях. Заработок свой они делят поровну, причем атаман получает известный процент с каждой. Свою одинаковую часть, да и вообще все, что касается внутреннего порядка артели, мананки зорко берегут от постороннего глаза. У них бывают свои собрания периодические и экстренные, на которых обсуждаются все дела. Собираются они где-нибудь за селом, у околицы и строго блюдут, чтобы кто-нибудь не подслушал их совещания. (Заимствовано из Тульских губернских ведомостей 1889 г. № 262).

 

3. [Семья. Обычный порядок жизни]

Ф. 7. Оп. 1. Д. 1733. Л. 7—18

381. [Пища.] Ежедневная пища крестьян довольно однообразна и немного видоизменяется только по временам года. Приправой к пище служат конопляное, подсолнечное и очень редко коровье масло, молоко, сметана, подбоечная мука, лук и хрен. Чтобы иметь полное и ясное представление о пище крестьян вообще, следует знать, чем питается большинство их. Ввиду этого мы остановимся подробно на пище средних, так называемых, исправных крестьян как составляющих большинство, а об отличии пищи крестьян богатых и бедных сделаем краткие замечания после. Для полноты исследования вопроса скажем, чем и как питаются крестьяне в каждое время года отдельно. Начнем с весны.

Весной в скоромные дни крестьяне среднего достатка в завтрак едят следующее: творог с хлебом черным, квас, забеленный молоком и горячий картофель с хлебом без всякой приправы, или так: квас, забеленный молоком, горячий картофель, иногда накрошенный и сдобренный слегка сметаной и черный хлеб с молоком, В постные дни завтрак большей частью состоит из кваса с мятыми картошками и горячего картофеля с хлебом, иногда с конопляным или подсолнечным маслом, а чаще без него. Иногда, вместо картофеля горячего на второе продается чечевичный кисель с постным маслом. Скромный весенний обед чаще всего стоит из щей, забеленных молоком, изредка с куском ветчинного сала или какого-нибудь другого соленого мяса, разогретого картофеля с маслом постным или без него и молока с хлебом; реже вместо щей употребляется похлебка, так же забеленная молоком.

В постные дни обед состоит из щей или похлебки, прибавленных большей частью сырым конопляным или подсолнечным маслом, разогретого картофеля, приправленного тем же маслом, а чаще без него, и пшенной каши с постным маслом. Весной ужин всегда состоит не более как из двух кушаний — в скоромные дни из щей, забеленных молоком или такой же похлебки и хлеба с молоком, а в постные - из щей или похлебки, оставшихся от обеда и картошки или пшеничной каши с малом конопляным или подсолнечным. (Относительно употребления крестьянами среднего достатка конопляного или подсолнечного масла в качестве приправы нужно заметить следующее. Большинство крестьян конопляное масло бьют сами из своего конопляного семени и если урожай последнего бывает хороший и таким образом масло добывается семьей на свои нужды в достаточном количестве, то при еде употребляют его почти постоянно, если же мало — то берегут его даже по постным дням, а в скоромные употребляют редко. Если о же своего конопляного масла нет, то покупают подсолнечное и тогда последнее употребляется при еде еще реже. — Прим. корр.)

Летом, как скоромный, так и постный завтрак бывает такой же, как и весной с прибавлением только зеленого лука и свежих огурцов. В постные дни вместо кваса и картофеля едят обыкновенно квас с толченым зеленым луком, а когда поспеют огурцы, то с огурцами. Творог с хлебом в завтрак встречается реже. Обед летний, как скоромный так и постный отличается тем же кроме того, что да обедом чаще употребляют пшенную и гречневую кашу — в скоромные дни молочную, а в постные с тем или другим постным маслом. На полдень употребляется хлеб ржаной с луком и огурцами, смотря по времени. В ужин прибавляется третье кушанье — квас, опять-таки с луком и огурцами, но это бывает только в постные дни, а в скоромные он, по большей части, состоит из щей или похлебки, забеленных молоком, и молока с черным хлебом.

Осенью в скоромные дни завтрак состоит из беленого молоком кваса и горячей картошки с маслом конопляным или подсолнечным, а чаще без него; постный же из кваса с мятым картофелем, горячего картофеля с маслом, а иногда и без него, горячей свеклы, которую варят отдельно неочищенную и в таком виде подают на стол. Обед и ужин осенью бывают такие же, как и летом, только вместо кваса с луком и огурцами в постные дни употребляют квас с картофелем.

Зимой, как скоромный, так и постный завтрак состоит по большей части из кваса с постной рубленой капустой или редькой и горячего картофеля с маслом постным или без него. Иногда в завтрак употребляются из щей или похлебки с куском мяса, а реже без него с постным маслом, картофеля, сдобренного салом и пшенной каши с постным маслом. Постный же обед составляют квас с кислой капустой или редькой, щи или похлебка, иногда заправленные подбоечной мукой и разогретого картофеля с постным маслом. Изредка, вместо картофеля, а то и помимо него, употребляется гречневая или пшенная каша. Зимний ужин всегда бывает такой же, какой был обед.

Гораздо однообразнее и менее питательна пища крестьян во время постов. Так петровками завтрак крестьян ежедневно состоит из кваса с зеленым луком и горячего картофеля с маслом постным, а чаще без него; обед — из кваса с зеленым луком, щей или похлебки, картофеля и изредка пшенной каши; ужин такой же, как и обед, только каша бывает еще реже. На полден употребляют хлеб с луком. Успенским постом едят то же, только вместо зеленого лука употребляют свежие огурцы.

Филипповками в завтрак едят квас с кислой капустой или мятым картофелем, или редькой и горячий картофель с постным маслом; в обед и ужин то же самое с прибавлением щей или похлебки в качестве горячего и изредка пшенной каши.

В воскресные и другие праздничные дни (мы не говорим здесь о таких праздниках как Храмовый, Пасха, Рождество и другие, о пище в эти праздники скажем после.) пища крестьян немного улучшается. В эти дни обычно завтрака не бывает, а пьют после обедни чай, весной и летом с ржаными лепешками или такими же пирогами, а осенью и зимой с ржаными пирогами или сухарями, а то и просто с ржаным хлебом и после чая сейчас же почти садятся обедать. Обед от будничного отличается тем, что щи или похлебка в эти дни всегда почти бывают с куском того или другого мяса - летом и весной ветчинного или еще какого-либо соленого, а осенью и зимой большей частью бараньего. За обедом постным подается пшенная или реже гречневая каша с постным маслом.

Ежедневная пища богатых крестьян отличается от пищи крестьян среднего достатка во-первых тем, что у них за обедом и ужином по большей части бывает по два горячих кушанья (щи и похлебка или похлебка и лапша в праздничные дни), во-вторых, богатые крестьяне чаще и в большем количестве употребляют мясо в скоромные дни и в праздники, чаще едят ту или другую кашу с конопляным или подсолнечным маслом. Нужно, впрочем, заметить, что и это отличие наблюдается не во всех богатых семьях, а только в немногих, некоторые же богачи по скупости своей едят тоже, что и крестьяне среднего достатка, а иногда и хуже их.

Что касается ежедневной пищи бедных крестьян, то последняя за исключением великих годовых праздников, а также праздников храмового и престольного, отличается крайним однообразием в течении всего года.

Завтрак бедняков зимой и летом состоит из кваса с мятым картофелем и горячего картофеля с черным хлебом. Петровками к хлебу прибавляется зеленый лук, а Успенским постом свежие огурцы. Весенний и летний обед с ужином составляют квас с мятыми картошками, или зеленым луком (петровками), или свежими огурцами (Успенским постом), простые, ничем не приправленные щи, состоящие из капусты с водою или такая же похлебка и разогретый картофель с хлебом. Изредка щи и похлебка приправляются конопляным или подсолнечным маслом, а по большей части приправою ко щам является тертый хрен. В полдень они едят хлеб сухой или с квасом, петровками с зеленым луком, а успенским постом — с огурцами, крестьяне в завтрак употребляют квас с мятым картофелем или кислой рубленой капустой, а чаще с редькой и горячим картофелем без всякой приправы. В обед и ужин едят то же, что и летом с заменой кваса с картофелем, луком или огурцами квасом с кислой капустой и редькой. Кашу пшенную с конопляным или подсолнечным маслом употребляют только по воскресным и праздничным дням, да и то не всегда. Мясо употребляется бедными крестьянами только в праздник Пасхи, Рождества Христова, Крещения, в дни храмового и престольного праздников. В эти праздники, а особенно в последние два, когда бывают у крестьян гости, и бедняки лезут, как говорится, из последних сил и по возможности стараются сравняться в угощении с другими односельчанами.

Во исполнении циркуляра Бюро от 25 июня текущего года, предписывающего определить, насколько питание каждого крестьянина, хотя бы в количественном отношении, отвечает нормальным требованиям большинства русского крестьянства, мною взяты были для специального исследования три типичные семьи - богатая, среднего достатка и бедная и в течение одной недели, с 25 по 31 октября этого года, взвешено и записано, какое количество пищевых веществ было употреблено каждою семьею в указанный промежуток времени. В богатой семье число едоков девять. По возрасту число этой семьи распределяется так: двое мужчин, из которых одному 43 года, а другому 38 лет, две женщины - жены этих мужчин из них одна с грудным ребенком и имеет от роду 42 года, а другая 36 лет; девушка 50 лет, две девочки, из коих одной 15, а другой 8 лет и два мальчика - старший 13 лет, а младший 7 лет. В этой семье за неделю употреблено было следующее количество разных пищевых веществ: ржаного хлеба 121 ф., мяса 14 ½ ф., капусты 44 ф., картофеля 140 ф., пшеничной муки (однажды за обедом была лапша) 3 ф., соленых огурцов 8 ½ ф., конопляного масла 1 ф., сала 1 ½ ф., молока 4 ф. и гречневой крупы 4 ф. Таким образом, этой семьею средним числом в сутки ржаного хлеба съедено было 17 2/7 ф. Деля пропорционально это количество ржаного хлеба на пайки, означенные в циркуляре № 13, мы находим, что на каждого взрослого рабочего крестьянина и женщину с грудным ребенком, уравненную в пайке с первым, ржаного хлеба приблизительно пришлось 2 ½ ф. в сутки, на каждую женщину с небольшим 2 ф., на детей в возрасте от 11 до 15 лет приблизительно по 1 7/8 ф. и на детей в возрасте от 6 до 10 лет по 1 2/7 ф. на каждого.

В семье среднего достатка едоков семь. Число этой семьи по возрасту распределяется так: один мужчина 25 лет и жена его 23 лет; беременная женщина — жена брата, находящегося на стороне в работниках, 35 лет; старуха 60 лет; две девочки, из которых одной 13, а другой 9 лет и один мальчик 4 лет. В этой семье за тот же промежуток времени ими разных пищевых веществ употреблено было следующее количество: ржаного хлеба 85 ¾ ф., мяса 5 ½ ф., капусты 21 ф., картофеля 175 ф., пшеничной муки (однажды за обедом была лапша) 2 ф., соленых грибов 3 ф., масла конопляного 1/4 ф. и масла коровьего 1/8 ф. Следуя предыдущему вычислению, мы находим, что этою семьею средним числом в сутки ржаного хлеба съедено было 12 1/4 ф. и что на взрослого рабочего крестьянина к беременную женщину, сравненную в пайке с первым, ржаного хлеба приблизительно в сутки пришлось 2 1/3 ф., на каждую женщину по 1 6/7 ф., на тринадцатилетнюю девочку 1 3/4 ф., на девочку пяти 1 1/6 ф. и на мальчика 4 лет 3/5 ф.

В бедной семье число едоков пять. По возрасту число этой семьи распределяется так: один мужчина 30 лет, жена его с грудным ребенком 25 лет, старуха 65 лет, девочка 12 лет и мальчик 10 лет. В этой семье за ту же неделю разных пищевых веществ употреблено было следующее количество: ржаного хлеба 92 ф., капусты 19 1/4 ф., картофеля 84 ф. и гороховой муки (однажды в завтрак были гороховые блины) 4 ф. Руководствуясь теми же вычислениями, мы находим, что в этой семье в сутки ржаного хлеба средним числом вышло 13 1/7 ф. и что на взрослого рабочего крестьянина и женщину с грудным ребенком, уравненную в пайке с первым, ржаного хлеба приблизительно пришлось в сутки по 3 1/4 ф., на женщину 3 3/5 ф., на двенадцатилетнюю девочку 2 1/5 и на десятилетнего мальчика 1 3/5 ф.

Из предшествовавшего подробного обзора пищи крестьян за неделю видно, что основу продовольствия крестьянского населения нашего края составляют картофель и ржаной хлеб, а второе по важности место занимает капуста. Предметами подкармливания в скоромные дни служат: молоко, мясо, сало и коровье масло, а чаще постное; в постные же дни: лук, хрен и конопляное или подсолнечное масло, а также пшеничная или другая какая-нибудь мука. Из того же обзора видно, что больше всего ржаного хлеба употреблено бедною семьею и притом больше того количества, которое принято за норму в циркуляре № 13, хотя питание этих крестьян никак нельзя свести на одну только ржаную муку. Такое, сравнительно большое употребление бедными крестьянами ржаного хлеба объясняется тем, что они едят его несколько раз в день и притом вскоре же после завтрака, обеда и, что всего удивительнее, даже после ужина. Пользуясь всеми вышеприведенными данными мы в заключении полагаем, что питание нашего крестьянского населения вполне отвечает нормативным требованиям большинства русского крестьянства. Недостаток продовольствия равняется 25%.

Скудною пищей крестьяне считают хлеб черный с водою, а лакомым кушаньем — пшеничный хлеб, жареное мясо, лапшу, гречневую кашу и так называемые мучники. Мучники — это нечто вроде пшеничных пирогов; вместо пирогов они чаще всего и пекутся. Мучники делаются из пшеничной муки и приготавливаются таким образом: с вечера ставится тесто на молоке или воде с прибавлением яиц, коровьего или подсолнечного масла и сахара-песку; утром, когда тесто взойдет, накладывают его в глиняные черепушки, похожие на те, в каких пекут черепенники, только большего размера, причем черепушки эти предварительно смазывают тем или иным маслом и после этого, когда жара в печи поостынет, ставят в печь. Вынутый из печи мучник вываливается на тарелку, режется на куски и подается на стоп по большей части к чаю, а иногда и за обедом, как заключительное кушанье.

Лакомая и обильная пища появляется у крестьян только в дни храмового и престольного праздников,          на Пасху, Рождество Христово и а дни семейных торжеств: как-то на свадьбах, крестинах и т. п. Вот для примера обед крестьян в день храмового праздника Рождества Пресвятой Богородицы, 8 сентября — обед, который готовится как для гостей, так и для себя. Прежде всего подается довольно крупный ржаной пирог, начиненный гречневой кашей и к нему большая глиняная или деревянная чашка соленых огурцов. Пирог этот называется курником, потому что в скоромные дни в него вместе с гречневой кашей кладется цельный куренок или цыпленок, который разрывается или разламывается на части уже на стопе, когда разрежут сам пирог. Готовится курник так: ржаное тесто кладут в большую глиняную чашку, средину начиняют гречневой кашей и туда же кладут куренка и накрывают опять тестом. Из чашки курник вываливается на хлебную лопату, на верху его делают руками круглый гребень, от которого радиусом вдоль всего курника проводятся выпуклые рубцы и в таком виде сажают его в печь. Когда подают курник на стол, то верхушку его срезают и курник режут по рубцам на куски, причем нижняя часть его в еду не употребляется. Вслед за курником на стол подают щи с говядиной, лапшу также с говядиной или без нее, смотря по достатку, пшенную кашу и сальник из гречневой каши.

У богатых же крестьян, помимо этого, перед сальником бывает еще какое-либо жареное мясо —курятина, баранина или свинина. Если же праздник приходится постом, то мясо заменяется селедкой и дешевой соленой рыбой, а в конце обеда подается гречневая каша с постным маслом и мучники. В завтрак на другой день праздника, если день скоромный, подают обыкновенно гостям коровий студень с хряпой и солеными огурцами и опять же такой ржаной пирог, начиненный одной кашей, а в постные дни вместо студня — селедку и соленую рыбу. Пшеничные пироги пекутся крестьянами только дважды а год: на Пасху и 8-го сентября — в день храмового праздника Рождества Пресвятая Богородицы и подаются они обыкновенно чаю. Бедные же крестьяне пшеничных пирогов не пекут никогда и заменяют их ржаными. Из сластей только однажды в год, именно 8-го сентября появляются на столе большинства крестьян яблоки и орехи, да и то орехи подаются тогда только, когда есть обильный урожай в своем лесу. Специальные кушанья крестьян, приуроченные только к особым дням года, следующие: 1) в дни заговенья и на Красную горку делают яичницу (В с. Щучье Веневского у., отстоящего от Венева в 9 вер., вместе с яичницей на Красную горку соединяется так называемое «Заигрывание весны», но об этом мы скажем после. — Прим. корр.);

2) на Средокрестной неделе пекут кресты; 3) в день сорока мучеников — жаворонки; 4) на Благовещение ржаные просфоры и маленькие ржаные пироги, начиненные гречневой кашей; 5) на Вербное воскресенье делают, так называемые, бобы или кытьки Приготовляются они так: обыкновенное ржаное тесто, оставшееся от ситных или пирогов, которые так же пекут в этот день, раскатывается не особенно толстым жгутом и режется небольшими кусками, которые потом делают круглыми или четырехугольными и в постном масле жарят их в печи. Несколько кытек, именно столько, сколько число в семье, делаются большого размера и из них в одну запекают овечью шерсть, в другую — овес, а в третью — копейку. За обедом каждый член семьи берет себе на счастье одну кытьку. Кому достанется с шерстью, тот по народному поверью, счастлив будет в скотоводстве, кто вынет с овсом — у того всегда будет хороший урожай хлеба, а кому достанется с копейкой, тот будет богат. После все эти три кытьки отдаются овцам. Едят бобы и за чаем и за обедом и когда кому вздумается. Копейку стой же приметой запекают и в просфору на Благовещение.

6) На Пасху пекут, а чаще покупают готовые куличи, делают пасху и красят яйца;

7) На Вознесенье пекут лестницы. С этими лестницами молодежь, парни и девушки, ходят после обеда в поле, бросают по одной лестнице каждый в свое ржаное поле, а затем делают общую яичницу, тут же едят ее и потом с песнями возвращаются домой.

8) 6-го августа — на Яблочный Спас пекут ржаные пироги с яблоками, а на первый Медовый Спас 1-го августа едят такие же пироги с медом.

9) На Засидки — 8-го сентября молодежь старается украсть где-нибудь гуся или другую какую птицу, сварить ее в этот вечер и съесть.

10) 1-го ноября в день Козьмы и Дамиана режут курицу к петуха или по местному выражению «заламывают^
кур», чтобы молодки неслись получше.

11) На Масленицу пекут блины, блинцы и оладьи.

12) В родительские поминовенные субботы также блины ржаные.

13) На свадьбах пекут пшеничные пироги и мучники, делают лапшу и жарят какое-либо мясо.

14) На крестинах обязательно варят гречневую кашу, причем отца кормят этой кашей, предварительно сильно приправив ее солью, осыпав перцем или еще чем-либо в этом роде. На похороны взрослых пекут ржаные блины или такие же пироги, причем в некоторых селениях, как например в с. Щучье Веневского у., блины эти или пироги приносятся на кладбище и, когда покойника опустят в могилу и зароют землею, блинами этими или пирогами оделяют всех присутствующих, чтобы помянуть усопшего. Стряпает в больших семьях постоянно одна женщина, обыкновенно свекровь, если же свекровь за старостью или болезнью не может стряпать или свекрови совсем нет, то — старшая сноха, а остальные женщины только помогают стряпухе: рубят и носят дрова, воду, моют посуду и т. п. Если есть в семье такая женщина, которая специально лучше готовит известное кушанье, то ей нередко поручается приготовить последнее. Мало того: известная за хорошую стряпуху женщина, хотя бы она была моложе других, часто готовит в праздничные дни все более важное.

Из домашних напитков в быту крестьян употреблялись два: белый квас и брага. Квас ведется у них постоянно, без перевода, а брагу делают два-три раза в год, а именно: на Пасху, в день Храмового праздника Рождества Пресвятой Богородицы — 8-го сентября и на престольный праздник свм. Георгия Победоносца — 23 апреля. В зажиточных семьях и средних брага варится также и на свадьбу. Тот и другой напиток всегда в достаточном количестве находятся в избе и употребление их членами семьи не возбраняется во всякое время. Чай находится во всеобщем и обыденном употреблении у крестьян. У каждой сколько-нибудь состоятельной семьи имеется свой самовар, а бедные пьют его по трактирному — из чайников. Пьют чай большинство крестьян ежедневно: праздниками — тотчас посте обедни, а в будни чаще вечером перед ужином. Водку же употребляют только по особым обстоятельствам, а именно: после сходов, когда на сходе решается такое дело, которое требует магарыча или общественного «вспрыскивания», в дни семейных торжеств напр. на крестины и т. п., но особенно много водки выпивается на свадьбах, в последние, так называемые прощеные дни масленицы, в дни храмового и престольного праздников и в тот день Пасхи, когда ходят по селу с иконами. В этот день обыкновенно приезжают к крестьянам гости из других селений и в каждом дворе устраивается праздничный обед. Помимо гостей в это время заходят в дом нищие и случайно попавшие люди и, наконец, все изо двора во двор ходят друг к другу и хозяин дома всех угощает водкой и той закуской, которая окажется на столе. Вечером же, когда хождение с иконами закончится, начинают ходить по дворам икононосцы и тех также угощают водкой. Пиво употребляется крестьянами в незначительном количестве; его пьют исключительно в трактире, когда сойдутся туда побеседовать о чем-либо такие люди, которые не пьют водки, подобным же лицам покупается пиво и после тех сходов, которые заканчиваются винопитием.

Время принятия пищи большинством крестьян определяется по солнцу, в некоторых же домах имеются и часы. Едят крестьяне всегда приблизительно в одно и то утра, а зимой — часов в 8 утра. Обедают всегда в 12 часов или начале первого пополудни. Ужинают — весной в 8—9 вечера, летом — в 9—10 вечера, а осенью и зимою — часов в 6—7 вечера. Полудничают, как весной так и летом — часов в 5 пополудни.

Таким образом весной и летом крестьяне едят четыре раза в день: завтракают, обедают, полдничают и ужинают, а осенью и зимой — три раза. С осени полудни отменяются, так что у крестьян существует такая поговорка: «Журавли улетели и с собой полдни унесли». За стол крестьяне всегда садятся, помолившись предварительно Богу; обязательно молятся все и по выходе из-за стола. Садятся за стол и едят все вместе: и мужчины, и женщины, и дети и едят из общего блюда. Размещаются за столом в таком порядке: в передний угол садится глава семейства, а по сторонам его остальные члены семьи, причем мужчины по одну сторону, а женщины по другую. Дети большею частью примыкают к женской половине. Глава семьи никаким преимуществом за столом не пользуется: не получает ни лучших избранных кусков, ни более обильной пищи. Самым почетным угощением у крестьян с. Хавок считаются сальник крупяной и мучники, «Каша, — говорят крестьяне, — всему столу голова». Ложки для еды в большинстве случаев употребляются безразлично, кому какая достанется, а в некоторых семьях с. Хавок и других селениях каждый член семьи всегда ест своею ложкою, для чего как-нибудь метит ее и, напр., зарезает с конца, делает свою вырезку посредине ложки и т. п. Если где едят своими особыми ложками, то делают это не по брезгливости к другому и не из предосторожности или опасения какого, напр, заразиться чем от другого, а просто по привычке. «Со своей ложкой, — говорят крестьяне, свыкаешься; ею есть сподрушней, веселей да и наешься поскорей». На работах крестьяне едят таким образом: если отправляются в поле с раннего утра и до ночи, то в скоромные дни берут с собой ржаного хлеба, квасу, печеных яиц, вареной картошки и ветчины, у кого она есть; в постные же дня—хлебу, кваса и вареного картофеля, с прибавлением зеленого лука петровками и свежих огурцов успенским Бедные же часто довольствуются одним хлебом и квасом. Если же приходится уехать на работу вдаль и дней, то, помимо указанного, берут с собою еще пшена и круп и из них варят кулеш, который едят в обед и ужин. Из растительных продуктов основную пищу крестьян составляет картофель, второе же по важности место занимает капуста. Из животных чаще всего в пищу употребляются бараны и свиньи.

Нечистым из растений крестьяне не признают ни одного, но в пищу употребляют только такие, какие всеми у нас употребляются.

Из животных, употребляемых в нашей местности в пищу, крестьяне считают нечистыми и не едят зайца, а из птиц — галок, вор «всхож (похож) на ребенка; он кричит по ребячьи, когда его поймают и зад у него ребячий, да и мясо его — одна кровь», а названных птиц считают нечистыми потому, что «они питаются всякой нечистью, едят всякую гадину».

Типичной, спокойной интересной беседы подслушать не удалось, а поэтому на этом месте оставляю пробел. Голубей некоторые из крестьян едят, а другие считают это великим грехом, потому, что «в голубе — ангел и голова его, когда оторвешь ее, будет после представляться во сне». Воробьев едят все крестьяне. От животных, употребляемых в пищу, не едят следующие части: пикало и пищепроводный канал, кишку, которая находится близ требухи, зелень и селезенку. Селезенку не едят, впрочем, одни только мужчины, «потому, что от нее, — по народному поверию, — верхом на лошадь не влезешь». Обычая полного воздержания от употребления всего мясного нет совсем. В бывшие в последнее десятилетие голодные годы большой нужды крестьяне не испытывали, так как пользовались хлебными ссудами от земства и церковных попечительств. Правда хлеб почти весь ели не чистый, а с примесью лебеды, но чувствительного недостатка в нем, так чтобы прибегать к замене его древесной корой, листьями и т. п., не было. В более же ранние голодные годы, когда сторонней помощи не было, в случае крайней нужды употребляли в пищу желуди и ботву или листья свеклы. Желуди сушили, мололи и из этой муки пополам с ржаной пекли хлебы, а лепешки даже и из одной желудевой муки, кроме того ели желуди и печеные вместо картофеля. Ботву же свеклы в мелко изрубленном виде подбавляли в хлебное тесто.

Во время беседы с крестьянами о голодных годах мне удалось узнать народное поверье о том, почему так часто стали повторяться эти годы. Один старик долго сидел молча и слушал наш разговор, потом глубоко вздохнул и сказал: «Да! Видно прогневался Господь на нас грешных! Вот и нонешний год поди ждали все какого урожая, а вышло дело-табак. Похоже и собачью долю отъедим скоро!» — «Какую, дедушка, собачью долю?» — спрашиваю я. — «Знамо какую, настоящую собачью, а то какую же?.. А виноваты все бабы». — «Да ты расскажи толком-то», — говорю я. — «Тебе и так толком говорят, а не зря. Вот ты все пытаешь, как и што ели мы в голодные годы, а с чего пошли эвти самые голодные годы, поди и сам не знаешь.., а я тебе, если хошь, расскажу». — «Расскажи», — говорю. «Вот с чаго: однова пекла баба блины, а маленький мальчонка ейный ползал возля на полу. Мальчонка-то и обмарался, а баба, должно было с дуру, возьми блин, да блином-то его и подотри. Господь Бог увидал это и говорит: «За такие твои дела, баба, не стану Я больше давать вам хорошего урожая и будете вы голодать». На ту пору собака-то и подвернись. Услышавши слова Господа, она взвыла и говорит: «Господи! Не делай ты этого, а то я с голоду сдохну». А Господь собаке-то и говорит: «Не вой, собака, на твою собачью долю Я дам. Вот с эвтих самых, значит, пор, мы с тобой и едим собачью долю, да и ту по делам-то скоро отымет от нас Господь за грехи наши и будем мы голодать пуще прежнего».

Шучинская волость, с. Причал

Б. Местные условия жизни крестъян

Ф. 7. Оп, 1. Д. 1734. Л. 1—7

3. Местоположение. Сельцо Причал находится в 63 вер. от г. Тупы, в 15 вер. от г. Венева (где бывают базары по пятницам и воскресеньям) и в 5 вер. от приходской церкви с. Харина. Фабрики, где крестьяне находят заработок, в Москве и близ Москвы а 150 вер. от Причали; произведения же сельские крестьяне сбывают на местных базарах г. Венева, за редким исключением по зимнему пути более зажиточные, у которых несколько. упряжных лошадей и упряжек, возят хлеб (преимущественно овес) в Москву. От почтовой ст. Толстые — в 7 вер.; камера земского начальника находится здесь же в Причали; квартира станового пристава в 7 вер. с. Толстые; урядник живет в 15 вер; волостное правление с. Щучье в 5 вер. пут сообщения на лошадях, кроме г. Москвы, куда ездят на ст. Зарайск, которая в 40 вер. Судоходная река Ока в г. Кашире, откуда и шоссе до Москвы (в 50 вер.)

С. Причал расположено на правой стороне р. Осетра (приток Оки) — двумя слободами с господской усадьбой в середине. По преданиям, название Причал получило от того, что во времена монгольского владычества, близ с, Причал (в полуверстах расстояния) была сторожевая крепость от набегов татар, расположенная на левой стороне Осетра на очень крутом каменном бугру, что подтверждается сохранившимся и до сего времени земляным валом, на котором даже видно, где были ворота крепости. В то время, по преданию, Осетр был судоходной рекой и здесь к этой крепости приставали струга с войсками, самая пристань тоже заметна отдельными валами насыпей. Впоследствии образовавшийся поселок и получил название в честь этого Причал.

В крепостное право Причал принадлежала двум владельцам — г.г. Оленину и Лихореву. При выходе из крепостной зависимости на половине Оленина было 22 крестьянских двора в 120 душ мужского пола населения, получивших земельные наделы; в настоящее время 33 двора, кроме того живущих на стороне 10 дворов, — в 212 душ; на половине Лихарева: было 14 дворов в 95 душ, в настоящее время 38 дворов и 3-х живущих на стороне в 182 души. Итого было 36 дворов в 215 душ, получивших полный надел, по 3 дес. на душу, = 645 дес; в настоящее время 71 дес. и 13 домов не занимающихся хлебопашеством (живущих на стороне) — в 394 души населения на тех же 645 десятинах. В крепостное право в первое время на выходы на волю, крестьяне кроме своей надельной земли — легко обрабатывали также все количество земли помещиков, имея в каждом дворе по несколько человек работников, от 4-х до 10 лошадей и на несколько штук коров с овцами. В настоящее время, несмотря на то, что народонаселение увеличилось вдвое, с грехом пополам, убирают только свою землю; владельцам же приходится нанимать сторонних рабочих. При этом, надо заметить, что за редким исключением (3—4) домохозяев, у остальных крестьян по одной лошади, а рогатый скот (корова) не у каждого.

4. Что дает земля крестьянам. При трехпольной системе хозяйства крестьяне сеют: в озимом поле исключительно рожь, в яровом — овес, чечевицу, просо, гречу, картофель и лен с коноплей в небольших количествах. Земля, несмотря на то, что черноземная (по правую сторону р. Осетра начинается черноземная полоса, а на левую суглинистая почва) — без удобрения плохо родит; пронавоженные земли — родят хорошо: (приблизительно от 10 до 15 копен с десятины). На огородах сеют коноплю и часть картофеля. Садов нет, за исключением 2—3 в несколько яблонь. Леса нет; рыбной же ловлей занимаются при разливе реки и ловят наметками, попадаются: карп, щука, окунь; из мелкой рыбы плотва, уклейка и пискарь. В середине лета и осенью, некоторые из крестьян, имеющие сети, — ловят сетями исключительно для своего продовольствия, за редким исключением — несколько фунтов продажи.

5. Полезные и вредные животные. К числу домашних полезных животных принадлежат: лошади, рогатый скот, овцы, куры, утки, собаки и кошки. Лошади приносят пользу исключительно как упряжные животные — при полевых работах и езде. Коровы — кормят молоком, за приплод, в телятах, — продается на базарах или употребляется в пищу. Куры — кормят яйцами, а иногда продаются на базаре. Собаки стерегут дворы. Кошки ловят мышей. Полезных животных в диком состоянии — нет. Хищные животные: волк, лисица, заяц, мыши и черви; последние бывают на ранних озимых — в засуху. Волки таскают из стада, а в зимнее время со дворов: овец, жеребят, телят и собак. Лисицы ловят кур, а обыкновенно питаются мышами (но когда бывает много в полях мышей — лисица является полезным животным — уничтожая их). Мыши приносят большой вред; не, далее два года тому назад их было такое множество, что к весне на гумнах и в сараях переточили и сделали негодными к употреблению весь заготовленный для скота корм, при этом сильно попортили озимые посевы. Таких годов, изобиловавших мышами — в продолжении 20 лет — было три. Спасти корма от мышей не было возможности, они, съевши все лежащие на земле, забирались на соломенные кровли и производили уничтожение и там, в особенности, где была еще свежая кровля.

Привожу в пример достоверный факт. У нашего крестьянина, как более зажиточного — Семена Королева — до 1-го марта оставался немолоченным скирд овса, приблизительно в 30 копен; оставил он немолоченным овес с расчетом, что слоденные с осени снопы, от времени крепко слегшиеся, — предохраняли от порчи (неразборчиво. — Прим. сост.), т. к. солома свежее-обмолоченная, неплотно слегшаяся, дает свободу — пролезть в середину мышам. Что же оказалось: скирд время от времени становился все ниже и ниже и к 1-му марту, когда Королев вздумал, наконец, перевозить снопы в ригу и обмолотить влезши на скирд стал вилами раскатывать, то увидал, что ни одного снопа не осталось живым и все зерно и в середине солома была поедена. Мыши пропадали обыкновенно весной; большое количество их находили затонувшими в норках — после полной воды. К менее вредным животным можно отнести — зайца, который хотя наносит вред молодым яблоням, обгладывая их... (неразборчиво. — Прим. сост.), во это.., (неразборчиво. — Прим. сост.) только в таких случаях, когда по нерадению хозяина, сад остался не обвязан на зиму, как в обыкновениях бывает.

6. Климатические условия в отношении к крестьянской жизни. Весна начинается, приблизительно, в последних числах марта, а пахота земли с 10-х чисел апреля. Весенняя распутица, обыкновенно, недели на две затрудняет общение с окрестностью, но пешком или верхом — все таки можно пробираться. Дня же на два, когда в вершинах снег насытится водой, но еще не просочит ручьем, — сообщение совсем прекращается. Хлебная уборка начинается приблизительно с первых чисел июля месяца — косят и вяжут рожь (жать рожь почти совсем перестали, за малым исключением — в большой семье, где много баб) и в хорошую погоду дня 3—4 хлеб уже в копнах; вслед за сим сейчас же начинается уборка овса, который убирается еще быстрее, ввиду того, что овса посеено бывает меньше, так как при трехпольном хозяйстве в паровое поле входят и другие хлеба. Ненастная погода на несколько дней задерживает работу, смотря по количеству выпавших дождей; бывают случаи. Что за сыростью хлеб в копнах начинает прорастать и копны, при первом ветреном дне разбирают, расстанавливая снопы для просушки, иногда даже хлебная уборка оттягивается недели на две. Греча, просо, лен и картофель, который идет последним в уборке, убирают к 1-му сентябрю, за ненастьем же картофель убирается к середине сентября. Озимый посев ржи начинают после второго Спаса т. е. 6 августа и кончают в 20-х числах. Ранния морозы сильно вредят позднему севу гречи и проса, как более чувствительным к морозам растениям. Убитая морозами греча или проса, при косьбе сильно осыпается.

Для картофеля же мороз не так чувствителен (я разумею мороз не свыше 2—3°) он может только убить ботв, но чтобы заморозить клубни в земле, — в сентябре таких морозов почти не бывает. Ненастная погода сильно вредит уборке картофеля: картофель убранный в погреба или ямы куда убирают его крестьяне на зиму, в сыром виде часто портится: сначала начинает согреваться, а потом гнить. Морозы более сильные, заковавшие землю, начинаются с половины или конца октября, так как с половины сентября до половины октября бывают только ночные и утренники, которые днем совершенно сходят, обращаясь на траве в росу. Снег покрывает покровом землю с конца октября или начала ноября; иногда же бывает, что установившийся в октябре зимний путь — в ноябре, по случаю оттепелей — прекращается и снег сходит на некоторое время, потом же вновь покрывает землю и зима устанавливается.

Зимой у нас бывают морозы, приблизительно в ноябре от 5 до 10°, в декабре, январе и феврале от 10 до 25° (но бывают иногда несколько дней до 30 и более градусов по Реамюру), в марте от 10 до 5°, в апреле и мае месяцах изредка бывают утренники. Метели и хорошая погода бывают периодически: несколько дней метет снег, а несколько дней устанавливается ветренная морозная погода. Сильные метели, продолжавшиеся несколько дней прекращают сообщение только на это время, а с прекращением метели уже устанавливается и сообщение, для чего приходятся целыми обществами расчищать в проулках и задворках снег, куда его при сильной метели более набивается.

Г. Общие указания об образе жизни крестьян

Ф. 7. Оп. 1. Д. 1734. Л. 7—9

7. Крестьяне занимаются хлебопашеством, большая же часть уходит на заработки, нанимаясь на заработки в Москве и около Москвы. В каждом доме остаются по одному, редко по два работника, которые и ведут домашнее хозяйство. Мальчики до 10-12 лет обыкновенно живут дома, летнее время помогают домашним пасти лошадей и исполняют мелкие услуги, а больше проводя время праздно — без призора, занимаясь лазанием по огородам и садам, ловлею удочками рыбы и раков в реках, зимой же ходят в школу грамотности, где учителем отставной солдат. С 12 до 16 летнего возраста мальчиков на летнее время родители уже стараются поместить куда-нибудь за плату: в пастухи по экономиям или к одинокому крестьянину в помощь - попахать и постеречь лошадей.

С 16 же лет отправляют в Москву на фабрики, откуда они, обыкновенно, приходят домой на Пасху, являясь щеголевато одетыми в пиджаках и дипломатах смазных сапогах, некоторые даже с часами в жилетных карманах, но большинство без денег, с бледными испитыми лицами и фабричными ухватками, т. е. нравственно и физически изуродованными. Девочки до 16—18 лет помогают родителям в полевых и домашних работах, а также ходят на поденные заработки по экономиям: молотить хлеб, копать картофель и полоть по огородам, 16—18 лет выходят замуж, засидевшись же отправляются также на фабрики. (Хотя последнее стало практиковаться только с голодного 91 года). По выходе в замужество, некоторые остаются на лето, для работы у свекора, а некоторые тотчас же после свадьбы, вместе с мужьями уходят на фабрику.

Д. Общественные установления, обычаи и законы, регулирующие отношения крестьян к обществу и государственному строю

Ф. 7. Оп. 1. Д. 1734. Л. 9-15

8. Крестьянские сходы. Сельские. Для разрешения какого-либо общественного вопроса по предписанию начальства или заявления частного лица — сельский староста посылает десятского, который, обходя дома общества (постукивая палкой по окну), вызывает домохозяев на сходку. Сходка собирается, обыкновенно, летом у старостина двора, а зимой в его избе. На сходку крестьяне сходятся без принуждения. Не явившегося на сходку, без особой уважительной причины, староста имеет право по 62 ст. «Общаго положения» оштрафовать или отправить в Волостное правление под арест на 2-е суток. На сельскую сходку сходятся, обыкновенно, в своих будничных платьях. На сходке не воспрещается быть и посторонним лицам и женщинам; последние иногда являются вместо своих отсутствовавших мужей — домохозяев. Полным сходом считается собрание более 2/3 домохозяев всего общества. На сходе пьяные редко бывают, в особенности в последние года, когда начальство стало строже следить за общественными крестьянскими сходами и запретило пить водку на сходах. Несколько же лет тому назад обыкновенно ни одна сходка не обходилась без выпивки, и крестьяне, собравшись вместе, изыскивали средства с кем-нибудь и за что-нибудь выпить: отдать в аренду под покос остаток от дележа из общественного луга, снять с одного крестьянина лишнюю душевую надельную землю и передать другому и т. д. — за что, конечно, пили магарычи.

У меня, по недостаче рабочих рук, застояла часть неубранного хлеба, у крестьян же хлеб был уже убран и я предложил старосте поговорить крестьянам, за известную плату убрать мои хлеба. Крестьяне, не смотря на увеличенную против обыкновенного найма плату на (неразборчиво. — Прим. сост.) отказались, отговариваясь неимением времени, но сказали, что готовы помочь мне, если я попою их водкой; такое предложение мне не нравилось, но необходимость заставляла так или иначе просить крестьян помочь мне, для чего попросил старосту при первой сходке меня известить, чтобы самому лично поговорить с крестьянами. Сходка назначалась на следующий день и я, извещенный старостой, отправился на сходку. Подойдя к старостину двору, я увидал почти всех крестьян нашего общества собравшимися: некоторые из крестьян чинно сидели на завалинке, а некоторые стояли, собравшись в кружок. Поздоровавшись с крестьянами, для чего каждому пришлось потрясти руку, я уселся на предложенную мне старостой скамейку. «Вот, господа, сосед наш, — сказал староста — просит вас подсобить ему убрать хлеб, и нет ли из вас слободных (свободных)?» — «Мы свой хлеб убрали — слава Богу, а у него еще мотается на корню, избави Бог, нашлет какую «планиду» —хлеб должен погибнуть. Что говорить!» — вскрикнули многие, — «стоит-стоит погода, а то пойде дож или, помилуй Бог град — всё погибнет». «Так, пожалуйста, - сказал я, - не оставьте; плату я вам положу в полтора раза более против обыкновенного, а деньги теперь, я думаю, не у всякого есть — будут очень кстати на нужду; зажаток я вам сейчас могу уплатить, а остальные по уборке». На мое предложение все молчали, уткнувшись в землю глазами; наконец, один из крестьян, более уважаемый между ними, приподнял голову, моргнув левым глазом, и, крякнув, произнес: «Нет, зачем, какая там плата, мы твоей милости так подсобим, поишь нас винцом и ладно, так, что-ли, ребята?» — «Так, так, дядя Егор! — закричали остальные,— Денег мы все равно не увидим, староста, пожалуй, в подати еще отберет, да и помного нам достанется?».

Мне пришлось покориться необходимости и согласиться вместо платы угощать крестьян водкой, для чего тут же, а виде задатка, я выдал старосте пять рублей на ведро водки, за которой не медля отряжен был один из крестьян, Увидав, что дело уладилось выпивкой, крестьяне, видимо, повеселели: начались шутки и остроты, я хотел было откланяться, но крестьяне против этого восстали и просили, как хозяина, угостить самому водкой. Вскоре водка в бочонке была принесена и староста вынес для разливки чайную чашку. Попросив старосту заняться, вместо меня разноской водки, я только откланивался на пожелание быть здоровым. Некоторые из крестьян и женщины оказались непьющими, тогда они, когда приходила их очередь выпивать, получали от старосты чашку с водкой, выливали ее в заранее приготовленную посудину или отдавали свою часть другому — своему родственнику или особо излюбленному соседу. Наконец водка вся была выпита и языки заговорили: всякий старался говорить не слушая возражений и часто отвечая невпопад. Увидав, что церемония угощения кончилась, я поспешил уйти домой. «Так, пожалуйста, если завтра будет ведро, выходите косить», — сказал я, уходя. «Уж это будь без сумления, ты еще будешь спать, а мы будем в поле, а к завтраку не забудь захватить ведерку водки», — говорили некоторые. Я обещал исполнить их желание. На улице после долго был слышен шум голосов подгулявших крестьян: в одном месте охрипшими голосами нестройно пели какую-то песню, а в другом слышалось что-то вроде брани.

На сельских сходах решаются: 1) Выбор сельского старосты и кандидата к нему под председательством волостного старшины; сельские же десятские — служат по назначению общества, исполняя должность сельской полиции и приводятся к присяге у г. станового пристава. 2) Семейный раздел одного дома на два или несколько отдельных домохозяйств по предложению делящихся. 3) Раздел наличной, надельной земли, по наличным душам, для чего предварительно испрашивают разрешение у г. земского начальника и чтобы желающих было не менее 2/3 всех домохозяев, обыкновенно передел разрешается не ранее, как через 12 лет. 4) Два раза в год бывают учетные приговоры в деньгах, получаемых и расходоваемых сельским старостой, для чего бывают выбраны из крестьян грамотные учетчики и производится это под председательством волостного старшины. 5) Отдача в аренду помещения под питейные заведения или разрешение на производство торговли чем-либо, а так же отдача в аренду угодий и другие арендные статьи. 6) Кроме того на сельских сходах решаются все общественные вопросы: наем ночного сторожа и пастухов, сборы податей, чистка колодцев, исправка дорог и мостов и так далее. Волостные сходы собираются по предписанию и с разрешения г. земского начальника. Волостное правление рапортом испрашивает разрешение у г. земского начальника. Волостные сходы составляются из уполномоченных нескольких человек от каждого сельского (сельского) общества.

На волостных сходах решаются следующие, вопросы: 1) Выборы волостного старшины и к нему кандидата, выборы председателя волостного суда и судей — в присутствии земского начальника, баллотируются шарами из представленных от каждого общества кандидатов и по выборе приводятся к присяге у г. земского начальника. Выбор волостного сотскаго — по предложению станового пристава и с разрешения земского начальника, к присяге приводятся у пристава. Выбор всех должностных лиц бывает на три года. 2) Учет волостных сумм, находящихся у волостного старшины — 2 раза в год, — с разрешения земск[ого] начальника — под председательством или его лично и кандидата волостного старшины. 3) Выбор гласных в земское собрание и выбор в присяжные заседатели в присутствии земск[ого| начальника. 4) Прием опороченных по суду членов общества или власти. 5) Раскладка жалования волостным должностным лицам, ремонт построек и других волостных расходов и т. д.; Решающее значение председателя, согласно большинства голосов. Особого значения и влияния зажиточных не заметно. Высшее начальство (земск[ое] начал[ьство]) не приказывает волостному сходу — так или иначе сделать постановления, но если по разсмотрению приговоров найдет что-либо сделано незаконно или сделано упущение, — возвращает обратно приговоры, с своим постановлением, указывая в нем неправильность — согласно статей закона. По утверждении приговоров волостного правления — они немедленно приводятся в исполнение; кроме решения волостных судов, по которым дается отсрочка на подачу недовольному апелляционной жалобы. На волостные сходы уполномоченные являются в более опрятном виде, чем на сельские. Крестьяне на волостных сходах держат себя чинно и на остроты их, сделанные невпопад, председатель делает замечание и разстолковывает значение дела, непослушным же приказывает замолчать; в противном случае приказывает вывести из присутствия; после чего идет баллотировка.