WWW.VENEVA.RU

 

Познавательный ресурс по истории города Венёва Тульской области и его окрестностей
                  
                                                           

Главная
История
Путеводитель
Художники
Фотографии
Туризм
Библиотека
Клуб
Форум
О проекте

 

 

 

 

 

СчетчикиRambler's Top100

 

© Денис Махель,
2004-2018

Все права защищены. Воспроизведение материалов сайта без согласия автора запрещено.

08:05

Электронная библиотека

 

 

Письмо В.А. Кучкина в редакцию газеты "Красное знамя"
о дате первого упоминания Венёва, 1992

Из фондов
 Венёвского краеведческого музея
АВКМ-62/1-11
 

Москва, 7 декабря 1992 г.

 

Уважаемая редакция,

в газете «Красное знамя» от 4 июля 1991 г. и от 31 марта 1992 г. были опубликованы две статьи краеведа М. Бороздинского о первом упоминании г.Венева. В статьях фигурирует Институт истории и моя фамилия, причем дело изображается так, что институт будто бы потребовал от Веневского райсовета достаточно большую для 1990-1991 гг. сумму в 675 рублей для оплаты статьи Р.В. Клянина, оспаривавшей защищавшуюся М. Бороздинским дату первого упоминания г.Венева, а доктор исторических наук В.А. Кучкин представлен легковерным научным сотрудником, которого Р.В. Клянин «ввел в заблуждение», к тому же сотрудником некомпетентным, поскольку говорит «о какой-то поздней родословной легенде Апраксиных-Вердеревских». Все эти заявления М. Бороздинского не соответствуют действительности. В свое время Веневский краеведческий музей обратился в Институт российской истории с просьбой дать заключение о статье Р.В. Клянина, рассматривавшей вопрос о перовм упоминании г.Венева. Экспертиза была поручена мне. Тщательное выяснение правильности приведенных в статье данных показало, что хотя некоторые утверждения Р.В. Клянина нуждаются в серьезных исправлениях, в целом он прав, и 1371 г. не может считаться первым годом упоминания г.Венева в письменных источниках. За эту работу Веневский музей должен был перевести не Р.В. Клянину, не мне, а Институту 75 /а не 675/ рублей. Очевидно, что в своих утверждениях и намеках М. Бороздинский пользовался скорее всего какими-то слухами, а не точными документами.

   Главное, впрочем, не в этом. М. Бороздинский с упорством, достойным лучшего применения, защищает дату 1371 г. как дату первого упоминания г.Венева. Все несогласные с ним подвергаются яростным нападкам и даже обвинениям в моральной нечистоплотности. Между тем М.Бороздинский не является специалистом по средневековой русской истории и истории Золотой Орды и о многих вещах судит поверхностно, хотя и безаппеляционно. Статьи в «Красном знамени» М. Бороздинского вводят в заблуждение общественность г.Венева, да и не только Венева. Для воссоздания истины прошу опубликовать мою заметку «Юбилей города Венева — в 1994 г.», которую прилагаю к письму. Был бы весьма обязан редакции, если она сообщит о получении письма и материала, а также о своем решении относительно публикации.

  С уважением, доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН Кучкин Владимир Андреевич.

 

(л.1)

Юбилей города Венёва — в 1994 г.

 

   Время основания любого поселения, будь то город, село или деревня, определяется по его материальным остаткам и записям о возникновении в письменных источниках. Примерное же время существования поселения устанавливается по его первому упоминанию в повествовательных или документальных материалах.

   Ни точный год, ни даже приблизительная дата основания города Венёва до сих пор не известны. Но несомненно, что ведущиеся в настоящее время в городе археологические работы позволят в будущем, и может быть, недалёком, говорить по меньшей мере о столетии, когда был построен Венёв.

   Что касается упоминаний Венёва в письменных источниках, то они, конечно, есть. Но какое из этих упоминаний древнейшее? Споры шли ещё в прошлом веке. Правда, споры скрытые. Один автор утверждал, что Венёв упомянут в таком-то году, а другой, не разбирая его доводов, приводил совсем иную дату. Так, в 1865 г. известный знаток исторической географии Древней Руси Н.П. Барсов указал, что Венёв упоминается в «Списке русских городов дальних и ближних». Но этим дело и ограничивалось, поскольку в то время не знали точно, к какому времени относится «Список». Н.М. Карамзин, например, в основном тексте своей «Истории» датировал «Список» XIV веком, а в примечаниях — более расплывчато  XIV-XV вв. За несколько лет до выхода в свет работы Н.П. Барсова Д.И. Иловайский в своей «Истории Рязанского княжества» привёл на первый взгляд весьма определённую дату древнейшего упоминания Венёва: 1371 г., правда, не акцентируя на ней внимания. Источником сведений Д.И. Иловайского послужила известная родословная роспись дворян Вердеревских. Эта роспись была подана в Разрядный приказ, точнее в специальный его отдел  - Палату родословных дел, во исполнение Правительственного указа от 12.01.1682 г. об отмене местничества и подаче дворянам родословных росписей для пополнения старой и записи в новую родословную книги. С (л.2) конца XVII века на протяжении более чем 200 лет такие росписи использовались в качестве доказательства прав на сословные дворянские привилегия, то есть были весьма актуальными документами для получения различных жизненных благ. Отсюда общая тенденция росписей в преувеличении исторических заслуг членов рода, удревнение его, искусственных доказательствах происхождения родоначальников из-за границы (Лихачёв Н.П. Разрядные дьяки XVI в. СПБ., 1888, С.376-399). Это не значит, что любая дворянская родословная роспись, поданная в Разрядный приказ после 12.01.1682 г. обладает такими качествами. Каждую роспись нужно изучать конкретно. Но, беспорно, что указанная тенденция для многих родословных была характерна.

            Роспись Вердеревских состояла из двух частей. Первая часть заключала в себе данные о происхождении родоначальника Вердеревских ордынского вельможи Салахмира, приехавшего в 1371 г. служить рязанскому князю Олегу Ивановичу, о сыне и внуке Салахмира и о потомстве одного из этих внуков Григория Григорьевича Вердеревского. Вторую часть составляли копии 19 грамот, полученных Вердеревскими от различных князей и царей с конца XIV по 1624 г. Д.И. Иловайский воспользовался как копиями ранних грамот Вердеревских, так и рассказом об их родоначальнике, впрочем, без какой-либо критической проверки. Да и проверку в те времена было произвести трудно. Не были известны материалы по истории Золотой Орды, откуда родом был Салахмир, ряд ранних русских летописных сводов, где содержалось подробное описание событий начала 70-х годов XIV века, не был ещё обнаружен.

            Тем не менее, работа Д.И. Иловайского послужила опорой венёвскому журналисту и краеведу М.Г. Бороздинскому для организации в 1972 г. празднования 600-летия города Венёва (в 1971 г. к празднованию, по-видимому, не успели подготовиться). В 1991 г. научное сомнение в достоверности даты 1371 г. выразил сотрудник Венёвского краеведческого музея Р.В. Клянин. В газете «Красное знамя» от 04.07.1991 г. и 31.03.1992 г. М.Г. Бороздинский, оспаривая мнение Р.В. Клянина, рассказал (л.3) о том, на каких основаниях праздновался в 1972 г. юбилей города Венёва, и попытался объяснить читателям газеты, почему дата 1371 г. является достоверной. Из статей М.Г. Бороздинского выясняется, что решение о праздновании принималось на основании положительных ответов на запросы, присланных из московских Центрального Государственного архива древних актов, Государственной библиотеки СССР им. В.И. Ленина, Государственной исторической библиотеки, а также Государственного архива Рязанской области. Состав учреждений, давших положительные заключения, вызывает недоумение. Конечно, среди сотрудников архивов и библиотек могут найтись весьма компетентные люди, знающие и генеалогию, и историю русских княжеств XIV в., и историю Золотой Орды, но эти знания не диктуются их прямыми служебными обязанностями. Нельзя требовать от лиц, занятых сохранением документов и книг, определения того, достоверны ли в таком-то документе приводимые факты и верно ли описано прошлое в той или иной книге. Подобные вопросы решаются специалистами-исследователями, которые работают на кафедрах исторических факультетов университетов или педвузов, а также в академических институтах истории. Но в таких учреждения в 1971 г. не обращались. А сделать это нужно было хотя бы потому, что в научной литературе XIX в. назывались разные даты первого упоминания г.Венёва, и какая из них истинная, следовало установить. Можно предполагать , что в самих запросах в названные архивы и библиотеки указывалась только одна дата первого упоминания г.Венёва, что и привело к получению желательных ответов.

            В статье, опубликованной 4 июля 1991 г., М.Г. Бороздинский предлагает некоторые доводы в пользу достоверности даты 1371 г. Он приводит сведения из родословных Крюковых, Ханыковых, Ратаевых, Хитрово и Апраксиных. Во всех этих родословных сообщается о выезде из Большой Орды к рязанскому князю Олегу Ивановичу «мужа честна» Салахмира именно в 1371 г. Салахмир был общим предком представителей этих фамилий. М.Г. Бороздинский думает, что сведения об общем предке хранились в памяти всех его потомков, живших в XVIII-XIX вв. А если сведения в своих основных (л.4) чертах совпадает (существование Салахмира, его приезд из Большой Орды в Рязань к князю Олегу, получение большой вотчины, датировка событий 1371 г.), то они точны. Но Палата родословных дел, а позднее Герольдмейстерская палата и департамент Герольдии правительствующего Сената на то и существовали, чтобы давать соответствующие справки дворянам, имевшим смутные представления о своих родоначальниках. Сведения о Салахмире в многочисленных родословных прошлого и позапрошлого столетий — не более как тиражированные сведения родословной росписи Вердеревских 80-х гг. XVII в. Доказательством истинности заключенных в последней данных они служить не могут.

            Сомнения же в достоверности некоторых из них возникают при сопоставлении с другими росписями «рода Салахмира». М.Г. Бороздинский не упоминает об этих росписях, чем вольно или невольно вводит в заблуждение общественность, лишая её объективной информации. Приведём начало такой росписи: «Приехал/а/ к великому князю Рязанскому Мирославича из Большой Орды, и одного брата убили татарове на поле, а за другого брата дал князь великий Рязанский сестру свою Настасью за Ивана за [Со]лохмира» [Временник МОИДР, кн. Х.М., 1851, отд.2., с.190. Мирославича — древнее двойственное число, речь идёт о двух братьях Мирославичах.]

            Когда была составлена родословная книга, включавшая такую запись о роде Салахмира? Это выяснено только в 1975 г. М.Е. Бычковой. Оказалось, что такая роспись была оставлена между концом XVI в. и 40-ми гг. XVII в. Следовательно, она древнее росписи Вердеревских. Тем не менее, она не содержит указаний ни на выезд Салахмира в 1371 г., ни на получение им крупных вотчин, в том числе Венёва, от Олега Рязанского. Перед любым исследователем неизбежно встает вопрос: где точнее рассказывается история приезда в Рязань Салахмира? В родословной росписи 80-х гг. XVII в. ? Существует правило, согласно которому степень достоверности исторического источника зависит от степени его близости к описываемым событиям. По этой оценке краткий рассказ о Сахамире, приведённый выше, (л.5) должен быть признан достовернее свидетельств росписи Вердеревских 80-х гг. XVII в. Впрочем, если внимательно анализировать эту роспись, то там можно найти и внутренние противоречия. Так, в начале росписи говорится, что рязанский князь Олег дал Салахмиру Вердерев, Венёву, Растовец, Веркошу и Беспуцкий стан, а далее утверждается, что Олег закрепил эти владения за Салахмиром в особой грамоте, но Веркоша уже не упоминается, а вместо неё названо Михайлово поле. Включённые в роспись копии подлинных грамот Вердеревских не содержат указаний на владения ими перечисленными волостями (в грамоте 1522 г. названы лишь некоторые поселения Вердеревской волости, принадлежащие Вердеревским). Неясно, что скрывается под названием «Венёва»: город или волость. Во всяком случае, остальные названия явно обозначают не поселения, а территориальные единицы. Все эти административные территории были даны, по утверждению росписи Вердеревских, Салахмиру в вотчину. Но даже живший в одно время с Олегом Рязанским Дмитрий Донской по словам его младшего современника награждал служивших ему бояр не вотчинами, а кормлениями, т. е. давал право управлять городами и волостями, но не оставлял их в личной и наследственной собственности своих бояр. Очевидно, что даже если имел место факт владения рязанскими волостями Салахмира, форма собственности (вотчина) в росписи 80-х гг. XVII в. указана неверно. Явные сомнения вызывает названная в росписи дата приезда Салахмира в Рязань — 1371 г. Он будто бы приехал для зашиты князя Олега «от сопротивных». Кто были эти «сопротивные», в росписи не говорится. И понято почему. Согласно летописям, в 1371 г. произошло крупное сражение на Скорнищеве между рязанцами и москвичами. В XVII в. потомкам рязанских бояр, служивших уже московским царям, было неудобно писать, с кем воевал их родоначальник, но о военных заслугах предка упомянуть было выгодно. При этом использовалось не родовое предание (его нет в более ранней росписи потомков Салахмира), а летописный рассказ под 1371 годом. Однако при обращении к летописи получилась неувязка. Битва при Скорнищеве произошла накануне Рождества, т. е. перед 25 декабря. После поражения (л.6) Олега в Рязани начал княжить Владимир Пронский. Он удерживал за собой Рязань по меньшей мере до апреля 1372 г. Поэтому «очищение тое Рязанские земли», в котором будто бы принял участие Салахмир, за что и был пожалован Венёвой, не могло иметь места в 1371 г. Явно не соответствует ситуации 1371 г. упоминание в росписи Большой Орды, откуда будто бы выехал Салахмир. Большой Ордой называлось татрское государство со столицей Сараем, но называлось так со второй половины XV в., когда Золотая Орда распалась на ряд государств: Большой Орды — ошибка не росписи 80-х гг. XVII в., а повторение старой неточности, имевшейся в более ранней родословной росписи Салахмира . Если предположить, что дело только в неправильном наименовании страны, Салахмир же действительно приехал в 1371 г. в Рязань из нижнего Поволжья, то и такое предложение окажется неверным. В 1371 г. Сараем владел хан Тулунбек, земли же от правого берега Волги до Днепра принадлежали Орде Мамая. Салахмиру со своим войском в 1371 г. пришлось бы двигаться через чужие владения, чтобы попасть в Рязань, и на этом пути его попросту не пропустили бы татары Мамая, враждовавшие с Тулунбеком. Не было в 1371 г. в южных степях и сильных военных потрясений, в результате которых некоторые татарские феодалы покидали свои кочевья и переходили на службу к русским и литовским князьям. Итак, дата 1371 г. является недостоверной, внесённой в родословную роспись Вердеревских только в 80-е гг. XVII в. Сомнительны также указания на громадные владения, пожалованные в вотчину Салахмиру рязанским князем Олегом. Упоминание среди этих владений Венёва имеет в виду не город, а названную по реке волость (по аналогии с другими названиями владений, будто бы данных Салахмиру). Отсюда ясно, что 1371 г. не может считаться годом первого достоверного упоминания г.Венёва.

            Несомненно, что наиболее ранним источником, сообщающим о Венёве именно как о городе, является «Список русских городов дальних и ближних». Оригинал списка не сохранился. Ученные имеют дело с его ко-(л.7)пиями, самая ранняя из которых датируется 4-мм гг. XV в. Но время появления подлинника выяснить можно. Наиболее доказательно это сделал Е.П. Наумов, установивший в 1974 г., что «Список» составлен не ранее августа 1394 г. и не позже середины 1396 г. Венёв там назван среди городов, объединённых заголовком «А се Рязанскии».

            Таким образом, юбилей Венёва в 1872 г. был ошибочный. В этом нет ничего исключительного. Ложным оказываются юбилеи многих городов, отмечавших свои круглые даты в 70-80-х гг. нашего века, в частности, юбилей г.Киева. Дело заключалось не только в желании власть придержавших праздновать такие юбилеи, но и в явно недостаточном здании подлинных исторических фактов. Серьёзное отношение к ним, а именно такое отношение демонстрирует венёвский археолог Р.В. Клянин, позволит устранить ошибки прошлого и избежать их в будущем.

Кучкин В.А.

07/XII-92г.