WWW.VENEVA.RU

 

Познавательный ресурс по истории города Венёва Тульской области и его окрестностей
                  
                                                           

Главная
История
Путеводитель
Художники
Фотографии
Туризм
Библиотека
Клуб
Форум
О проекте

 

 

 

 

 

СчетчикиRambler's Top100

 

© Денис Махель,
2004-2018

Все права защищены. Воспроизведение материалов сайта без согласия автора запрещено.

02:20

Электронная библиотека

 

 

Жизнь и нравы Хрусловского детского дома имени Ф. Ф. Филина (20–40-е годы XX века)

Наталья Корчук
2017
Статья опубликована в
Тульском краеведческом альманахе,
Выпуск №14, 2017 года

   Организуя Хрусловский детский дом, Веневский уездный отдел народного образования намерен был «поставить на должную высоту социальное воспитание детей, организованное на трудовом процессе и ведении хозяйства в форме самообслуживания и активном участии детей во всех работах, соответствующих их возрасту и физическому развитию»1. Предполагалось, что другие детские дома в уезде будут закрыты (их к началу 1920-х годов было девять), а все дети школьного возраста будут собраны в Хрусловской усадьбе, способной вместить до 200 воспитанников.

   Просторная усадьба с богатым домом необычной архитектуры была построена на рубеже 1880–1890-х гг. вдовой строителя железных дорог баронессой Н. Ф. фон Мекк (1831–1894), урожденной Флоровской, для своего младшего сына дипломата М. К. фон Мекка (1869–1950). В начале XX в. имение принадлежало вдове генерал-майора А. Г. Толмачевой и затем ее дочери Л. В. Толмачевой2. В национализированное после 1917 г. имение советские органы власти сначала планировали перевести Желыбинскую сельскохозяйственную школу садоводчества3, но потом изменили намерения. Во-первых, не хотели создавать напряжения среди местного населения, которое могло быть вызвано появлением конкурентов в производстве сельскохозяйственной продукции. Во-вторых, трудности, связанные с переездом и налаживанием хозяйства на новом месте, принесли бы потери, что нельзя было допустить, учитывая «тяжелое продовольственное и экономическое положение Тульской губернии». Об этом докладывал на заседании Веневского исполкома 4 августа 1921 г. заведующий Желыбинской сельскохозяйственной школой садоводчества Я. М. Симанков4. По этому же докладу можно судить о том, какое хозяйство досталось детскому дому, который решено было разместить в Хрусловской усадьбе (стиль, орфорграфия и пунктуация документа сохранена. – Н. К.).

   "Имение Толмачевой в Хрусловке расположено в 5 верстах к северо-западу от г. Венева на возвышенном берегу речки Осетр. В расстоянии ¼ версты5 от усадьбы проходит одноколейная ветка железной дороги, соединяющая Венев с Каширой, а в ½ версте имеется полустанок этой дороги. От города мимо усадьбы проходит приличная проезжая грунтовая дорога, местами выложенная камнем и имеющая хороший железнодорожный мост через речку Осетр. Усадьба расположена на ровном месте, имеющем незначительный уклон к северо-востоку, спускаясь таким образом одной своей стороной к речке. Площадь земли под усадьбой, эксплуатируемая Веневским Усоюзом6, равняется 50 десятин, из коих 20 десятин находятся под парком, домом, теплицами, парниками, 20 десятин – под плодовыми садами, 4 десятины – под хозяйственными постройками и 6 десятин – под огородом. Полевая земля в количестве 5 десятин сюда не входит, так как находится за чертой усадьбы. Парк разбит в искусственном стиле и состоит из разных лиственных пород. Довольно еще не старый – 40–50 лет, но изрядно запущенный. Чувствуется художественный вкус и знание садового зодчества устроителя этого парка. Обращает на себя внимание красота тонов аллеи из серебристых елей с фонтаном, идущей от фасада дома в глубь парка. Из растительного мира в парке есть цветущие кустарники – сирень, жимолость, жасмин, розы, снежная ягода, декоративные деревья – липа, клен, ясень, конский каштан, тополь, ель и др. По границе парк обнесен неглубокой канавой и живой изгородью из желтой акации, а в середине есть два небольших пруда, вода из которых используется для полива цветочных и огородных растений, разводимых на свободных делянках на восточной окраине парка. Там же есть парники, сарай, теплица с 2-мя отделениями – 8 аршин длиной и 6 аршин шириной, 2 оранжереи, одна 15 × 7 аршин с двумя персиками, а другая 27 × 7 аршин, требующая ремонта и без растений. Рядом с ними есть ручная водокачка, подающая до 500 ведер воды в день.

   В центре усадьбы, среди парка, находится красивой архитектуры еще довольно новый каменный 2-этажный дом с подвальным 3-м этажом. Дом в длину 35 аршин и в ширину 31 аршин, не считая двух боковых стеклянных галерей. Подвальный этаж имеет 10 комнат и требует ремонта полов и окон. Здесь помещается оборудованная прачечная, поварская, кладовая, а также квартиры для рабочих и столовая для учащихся. Первый этаж с подъездом и зеркальными стеклами в дверях представляет из себя роскошную парадную часть дома. Здесь все, начиная от богатых обоев и кончая остатками дорогой мебели, – аристократично и еще не попорчено временем и людьми. Комнат на этом этаже вместе с вестибюлем, передней и ванной – 12 и все они разных размеров, от 6 × 9 × 6 аршин и до 15 × 9 × 6 аршин приблизительно. В этой части дома могли быть квартиры для преподавателей, актовый зал, библиотека и кабинеты. Также здесь есть турецкая комната, обтянутая красным бархатом и с каскадным каменным фонта- ном в углу. Второй этаж из 12 комнат без обоев – будничная часть дома, общая площадь его приблизительно в 740 кв. аршин могла бы служить общежитием и классами для 100 человек учащихся. С восточной стороны 1-го и 2-го этажей имеются обширные стеклянные галереи, полы обоих этажей паркетные, отопление местное – голландские печи, водоснабжение центральное, при помощи водопровода, насыщаемого привозной водой извне. Все 3 этажа сообщаются между собой двумя лестницами – винтовой и парадной. По середине дома коридоры, а по сторонам их комнаты. Весь дом, за исключением подвального этажа и двух комнат первого и второго этажей, с частью, отвалившейся от промочки штукатурки потолков, вполне исправен.

Описание сада

   Плодовый сад, расположенный в трех разных местах усадьбы, представляет из себя три отдельных участка. Первый расположен с северной стороны усадьбы, площадью до 8 десятин и посадки 9 × 9 аршин. Старый, запущенный, со сросшейся кроной сад. Второй площадью 10 десятин и посадки 10 × 10 аршин – молодой, 10–12 лет. В этом участке сада около 2-х десятин молодых посадок – 4–5 лет, и около ¼ деревьев совершенно засохло, видимо от солнцепеков, т. к. этот участок находится с юго-западной стороны пар-ка на открытом месте. По границам этого сада идет живая изгородь из боярышника и дикой яблони. Третий участок находится на восточной стороне парка, молодой – 12 лет, площадью 2 десятины и посадки 10 × 10 аршин.

   Из плодовых пород в садах косточковые, ягодные и орехоплодные совершенно отсутствуют, за исключением небольшого участка запущенной и выродившейся малины. Уход за садом в данное время сводится к окопке небольших произвольных кругов и утилизации части черного пара посевами проса и люцерны. Урожая плодов в этом году нет. Огород площадью в 6 десятин занимает очень выгодное положение, находясь на самом берегу речки Осетр, за бугром, защищающий его с севера. Вся площадь огорода совершенно открыта и целый день освещается солнцем. В настоящее время огород занят культурой капусты, свеклы, огурцов, картофеля и других овощей. Почва сада и огорода суглинисто черноземная. Полевая земля, около 5 десятин, находится за чертой усадьбы, в непосредственной близости к ней, и занята в этом году озимыми и яровыми посевами Усоюза.

   В усадьбе есть садовник. В одном из молодых плодовых садов находится пасека в 50 семей пчел. Медосбор в этом году слабый. Из хозяйственных построек в усадьбе имеются следующие:
   1. Каменный амбар-инструментальная – исправен;
   2. Контора деревянная в 4 комнаты с кухней, в порядке;
   3. Каменный каретный сарай с людской избой 36 × 12 аршин – исправен;
   4. Каменная кузница – не исправна;
   5. Ледник деревянный – исправен;
   6. Людская изба деревянная в три комнаты и кухней – исправна;
   7. Хорошо оборудованный коровник на 60 голов скота с людской избой;
   8. Сарай 30 × 8 аршин – исправен;
   9. Сеновал деревянный 30 × 8 аршин – исправен;
   10. Молотильный сарай деревянный 48 × 18 аршин – исправен;
   11. Разваливающийся каменный конный двор с исправленным птичником;
   12. Ледник и подвал деревянные при главном доме;
   13. Амбар элеватор деревянный новый 32 × 13 аршин;
   14. Изба для садовника при теплице;
   15. Разваливающаяся старая баня.
   Все перечисленные жилые и хозяйственные постройки использованы Усоюзом и сохраняются им от расхищения. В усадьбе есть несколько коров и 5 лошадей, а также сбруя, телеги и сани Усоюза."

   В 1923 г. Хрусловский детский дом принял воспитанников и приступил к реализации программы самоуправления, которая заключалась в том, что все дети были разделены на три секции – хозяйственную, культурную и санитарную части. Каждой секцией составлялся план работы, который затем утверждался на общем собрании воспитанников. На собрании заслушивался и отчет воспитанников о выполнении своих обязанностей. При доме был фельдшер, который осуществлял санитарный надзор и отвечал за работу изолятора на шесть коек7. Хозяйство в 69,84 десятины делилось на отрасли: полеводство (девятипольный севооборот), огородничество (трехпольный севооборот), садоводство (развитие питомника) и пчеловодство (62 улья). Школа находилась при детском доме, а занятия проводились по программе семилетки8. Педагогический персонал детского дома к 1926 г. состоял из 29 человек.


Воспитанники и сотрудники детского дома им. Ф. Ф. Филина
(групповой портрет).
В переднем ряду второй справа – Максимов, руководитель по огородничеству 1924 г.
ГУ ГАТО. Ф. Р-3097 Ф. Оп. 1. Д. 352

   Технический персонал составляли заведующий хозяйством, его помощник, два истопника, прачка, кухарка и сторож. И педагоги, и технический персонал имели паек и квартиры с отоплением и освещением.

   Но уже через короткое время стало понятно, что идеальная педагогическая модель, основанная на сознательном труде и самоуправлении, не работает. Усадьба быстро пришла в упадок, хозяйство оказалось запущенным, а воспитанники – голодными и отбившимися от рук. Руководство детского дома вынуждено было признать этот факт. В своем докладе, сделанном 1 марта 1926 г., т. Трудолюбов сообщал, что зданию необходим срочный ремонт, в детском доме царит антисанитария, усугубляемая скученностью воспитанников. Из 121 человека, обитавших в детском доме, в основном – переростки, среди которых необычайно развито воровство9. В качестве выхода из создавшегося положения Трудолюбов предлагал организовать в детдоме сапожную мастерскую. И, судя по всему, педколлектив вообще ориентируется на самообеспечение, потому что труд как воспитательная мера оказался неэффективен, а централизованное снабжение явно недостаточно. Предполагалось, что под ростки будут в состоянии самостоятельно зарабатывать: «Расположение усадьбы в 7 верстах от г. Венева, в полутора верстах от полустанка железной дороги, идущей из г. Венева в Москву, дает возможность развернуть работу мастерских, имея близкие рынки получения материалов и сбыта продукции. Столярные и швейные мастерские, состоящие на хозрасчете, будут обеспечивать воспитанников новым бельем, платьем и снабжением новой мебелью»10.

   Для борьбы с воровством в каждой комнате из числа воспитанников нашли тех, кто стал следить за своими товарищами и доносить администрации, – было создано что-то вроде «агентурного сыска». Но спустя пару лет обстановка в детском доме стремительно ухудшилась. Одна из причин – реорганизация детских домов по губернии, в ходе которой в Хрусловский детский дом были переведены дети из Богородицкого уезда. «Идет разложение воспитания, разрыв хозяйственной жизни от учебно-воспитательной». Здание в крайне запущенном состоянии – окна местами забиты, дров на отопление не хватает. Хлеб выдается мерзлый. «Среди детей процветает воровство, картежная игра, выбрасывание испражнений в окно, драки»11.

   Составленное завхозом Соломенцевым в октябре 1927 г. на имя заведующего детским домом заявление очевидно описывает не исключительную, но типичную ситуацию: «Сегодня от кухарки д. д. Волковой Екатерины поступила жалоба, что перед ужином в кухню вошли воспитанники Можайцев С., Коновалов И., Мустафьев Ф. и Селиверстов Б. и стали требовать картофеля и супа, а когда им отказали, то они самовольно полезли в котлы. Проверяя этот факт, я пришел к ним в спальню. 20 человек детей подняли вой, вели себя нагло, оскорбляя присутствующих педагогов, и один из них – Филин П. бросил в меня кирпичом. Говорили, что их замучили работой, морят голодом. Ночью, проникнув в амбар, ребята утащили 2 мешка яблок и 3 фунта сахара. Прошу удалить названных выше воспитанников как дефективных в Губоно»12.


Воспитанники детского дома им. Ф. Ф. Филина на огороде за прополкой томатов.
В центре у теплицы – Максимов, руководитель по огородничеству. Без даты.
ГУ ГАТО. Ф. Р-3097 Ф. Оп. 1. Д. 556

   К 1934 г. неблагоприятная обстановка в Хрусловском детском доме достигла своего пика, и дети устроили бунт против администрации и персонала.

   Районный отдел народного образования вынужден был принять решительные меры и заменил весь педагогический состав, направив в Хрусловку выпускников Московского областного педагогического училища, Зарайского, Бежецкого и Загорского педтехникумов.

   Назначенный заведующим учебной частью Л. А. Соколов так описывал свой первый рабочий день: «Вошел я в спальню и остолбенел. Мальчики лежат на койках в ботинках, всюду грязно, костюмы не стиранные.
 – Здравствуйте, – произнес я. – Направлен к вам завучем. Зовут меня Лев Алексеевич. – Здорово, если не шутишь, – буркнул один из них. Остальные промолчали»
13.

   Молодой учительско-воспитательский состав взялся за решение трудной задачи. Порядок удалось наладить в опоре на военную дисциплину. Военные игры особенно нравились детям. В хозяйственных и полевых работах также использовались отряды и звенья с выбранными командирами. Но и творчество было не чуждо детдомовцам – среди воспитанников было немало музыкально одаренных детей. Из их числа был создан прекрасный «шумовой оркестр», где наряду со струнными инструментами использовались самодельные дудки, пастушьи рожки, подвешивали даже бутылки с водой, налитой на разных уровнях. Оркестр выступал перед учительскими конференциями.

   В холодную зиму 1939 г. сильно пострадал сад – дети ухаживали за по- мерзшими деревьями, сажали новые взамен погибших. Была организована спортивная площадка, построены новые хозяйственные помещения.

   В первые годы существования детского дома его воспитанниками в основном были дети, оказавшиеся на улице в революционные годы и во время Гражданской войны. Их подбирали на улицах, в поездах, подвалах, на рынках. Великая Отечественная война внесла коррективы и в быт, и в контингент детского дома. В. Смирнов, воспитанник Хрусловского детдома, вспоминал: «В 1942 г. мне было двенадцать лет. Но детства уже не было. Было горе и сиротство. Отец расстрелян фашистами, мать умерла. Ясно помню, как нас, обездоленных войной ребят, привезли и высадили у входа в красивый парк на берегу Осетра. В оборванной телогрейке на плечах я переступил порог своего нового дома. Немцы подходили к Веневу, и воспитатели собрали ребят в тыл. Сами остались присмотреть за хозяйством, что нельзя было вывезти. Гитлеровцы, отступая, подожгли здание детского дома. Но сотрудникам удалось погасить пламя и не дать сгореть ему полностью»14.

   Главный корпус выгорел и стоял без окон и дверей, сорок человек детей ютились в маленьком деревянном домике. По мере восстановления экономики области после освобождения от немецко-фашистских захватчиков жизнь в детском доме стала налаживаться. Уже к лету 1943 г. был отремонтирован главный корпус, в 1944 г. была пущена электростанция, построенная при активном участии самих ребят. Количество воспитанников увеличилось до 200 человек15.

   Общее состояние детского дома улучшилось, окрепла материально-экономическая база за счет имеющихся подсобных хозяйств. Предприятия района оказывали помощь коллективу в воспитании детей. Многие из воспитанников, окончивших среднюю школу, поступали работать на тульские заводы, овладели специальностями токарей, фрезеровщиков, монтажников и готовились в высшие учебные заведения.

   7 июня 1948 г. Хрусловский детский дом праздновал 25-летие своего существования. Лучшие работники за многолетний труд в воспитании детей сирот были награждены грамотами и денежными премиями от Облисполкома: директор Н. Ф. Карнаушкин, ночная няня Е. И. Гаврикова (работала с 1923 г.), возчик С. М. Волков (с 1924 г.), кастелянша Е. М. Гарикова (с 1933 г.), бухгалтер В. И. Тартачник (с 1941 г.), А. А. Овсянникова (с 1943 г.), пионервожатая Е. П. Артамонова (с 1942 г.), воспитатель А. Й. Лысенко (с 1922 г.), завуч Т. Н. Безбородова (с 1944 г.)16.

   Указанные в приказе о награждении даты рождения педагогических работников свидетельствуют, что в основном все педагоги, воспитатели и вожатые пришли работать в детский дом в возрасте 19–22 лет. Хрусловский детский дом был закрыт в 1977 г. Решение областного Совета депутатов трудящихся №4 от 15 августа 1977 г. было принято на основании Постановления Совета Министров РСФСР № 213 от 4 апреля 1975 г. «О мерах по дальнейшему улучшению обучения, трудового устройства и физического развития», а также с учетом писем Министерства просвещения РСФСР № 9-10-1 от 7 апреля 1977 г., № 93-10-2 от 20 мая 1977 г.

   Воспитанники детдома в количестве 100 человек были переведены в другие детские дома и школы-интернаты области. Здание детского дома в Хрусловке было передано на баланс Узловского завода пластмасс для использования под пионерский лагерь17.

   Сейчас бывший детский дом (ныне – пионерский лагерь, а до революции 1917 г. – богатая помещичья усадьба) пустует и разрушается. Заброшенный главный дом, построенный по проекту архитектора С. А. Экарева в духе стилизации под европейские средневековые замки; остатки хозяйственных зданий; заросший пейзажный парк из смешанных пород деревьев… И лишь слова лозунга, написанного над главным входом, напоминают о «педагогическом прошлом»: «Дети, для которых отцом стал сам народ, не будут знать нужды в горе».

Примечания

   1. ГУ ГАТО. Ф. Р-249. Оп. 1. Д. 31. Л. 116–116об.
   2. Чижов А.Б. Тульские усадьбы. Каталог с картой расположения усадеб. Смоленск, 2011. С. 53–54.
   3. Желыбинская сельскохозяйственная школа в Лаптевском уезде Тульской губ. (ныне Ясногорский р-н) была образована на базе приюта для крестьянских сирот, открытого в 1893 г. В 1897 г. в приюте была открыта Школа садовых рабочих и пчеловодства. После революции 1917 г. приют реорганизован в сельскохозяйственную коммуну имени Коминтерна. С 1938 г. здесь была образована школа для глухонемых детей, с 1942 по 1972 г. – Желыбинский детский дом. С 1972 г. – специальная (коррекционная) школа- интернат VIII вида, которую закрыли в 2014 г.
   4. ГУ ГАТО. Ф. Р-326. Оп. 3. Д. 3284. Л. 85–88.
   5. Здесь и далее устар.: аршин – 0,71 м, десятина – 1,09 гектара, верста – 1066,8 м, фунт – 0,40 кг.
   6. В тексте документов используются аббревиатуры: Усоюз – уездный союз потребительских обществ; Губоно – губернский отдел народного образования.
   7. ГУ ГАТО. Ф. Р.-326. Оп. 1. Д. 1056. Л. 160–168об.
   8. Там же. Д. 3981. Л. 30–31об.
  9. ГУ ГАТО. Ф. Р-95. Оп. 1. Т. 2. Д. 3769. Л. 38–39об.
  10. ГУ ГАТО. Ф. Р-326. Оп. 4. Д. 4000. Л. 266.
  11. ГУ ГАТО. Ф. Р-95. Оп. 2. Т. 2. Д. 2997 Л. 49–54.
  12. ГУ ГАТО. Ф. Р-326. Оп. 4. Д. 4020. Л. 8–11. Л. 59–60.
  13. Хрусловский детский дом и его обитатели // Красное знамя. 1990. 17 мая. С. 4.
  14. Смирнов В. Наша тетя Дуня // Коммунар. 1975. 21 янв. С. 3.
  15. Смирнов В. Хрусловскому детскому дому – 30 лет // Коммунар. 1953. 10 июля. С. 3.
  16. ГУ ГАТО. Ф. Р-2640. Оп. 2. Д. 337. Л. 531.
  17. Там же. Оп. 12. Д. 1069. Л. 65.