WWW.VENEVA.RU

 

Познавательный ресурс по истории города Венёва Тульской области и его окрестностей

 

 
Главная
История
Путеводитель
Художники
Фотографы

Писатели

Туризм
Библиотека
Клуб
О проекте

 

 

 

 

 

 

© Денис Махель,
2004-2024

Все права защищены. Воспроизведение материалов сайта без согласия автора запрещено.

21:54

Электронная библиотека

 

 

Дело по представлению Тульского губернского прокурора об искавшей свободу дворовой от мещанки Колетиной Васильевой, 1832

ГАТО Ф.51 оп.15 д.1577

(л.4)

Его Высокоблагородие

Правящему должность Господина Тульскаго Губернскаго Прокурора Губернскому Казенных дел Стряпчему и Кавалеру Григорью Дмитриевичу Дмитриеву

Ищущей свободы из владения веневской мещанской
 жены вдовы Марфы Михайловой дочери Колетиной
 девки Домны Васильевой.

Покорнейшее прошение.

   Наперед сего, как только могу припомнить, еще в сущем младенчестве моем, принадлежала я Одоевскому помещику Сендюкову, от коего назад тому лет 20-ть продана им веневскому купцу Николаю Яковлеву Колетину, с которого времени без письменных видов и находилась в услужении в городе Веневе у означеннаго Колетина, а по смерти его, у жены его Марфы Михайловой, и когда она Михайлова выезжала из города Венева в город Богородицк к дочери своей купеческой дочери Анне Золоторевой, то я и там находилась при ней в услугах более года, по возвращении же оттуда с нею, таким же образом находилась у нея во владении.

   А в 1830 году когда я имела намерение искать из владения ея свободы, то она узнавши о сем, сказала мне, чтоб я судом того не делала, и что дает мне отпускную живущая в городе Веневе секретарша Акилина Алек-(л.4об.)сандрова дочь Никитина; потому что я на ее имя написана; на другой же день после сих речей прислала за мною Никитина, сказала мне, чтоб я о свободе Присутственное место не просила, а как она имеет на меня купчую то и дает мне отпускную. Почему я поверя ее обещанию, остановилась подачею прощения; но в течении двух годов не видя от нея помянутой отпускной, 1830 года в сентябре месяце с прописыванием всего вышеписаннаго к Его Высокоблагородию Господину Тульскому Губернскому Прокурору подала прошение, потому и предписано было Веневскому Уездному Стряпчему ограждать меня от притеснений; но далее до сего времени никакого следствия не производится.

   Почему Ваше Высокоблагородие покорнейше прошу, по существующим законам, меня из неправильнаго владения мещанской жен Колетиной освободить и предоставить мне избрать род жизни. До окончания ж о сем деле благоволите для свободнаго прожития снабдить меня свидетельством. Сентября  ___ дня 1832 года. Прошению коллежский регистратор Иван Александров сын Воронин вместо отыскивающей свободы девки Домны Васильевой за неумением ее грамоте и писать по ее личному прошению руку приложил. Жительство просительница имеет в городе Веневе.

Коллежский секретарь Соколов.

(л.10)

1832 года декабря 15 дня правящему должность Епифанскаго Городничаго при ратмане Городоваго Магистрата живущая в городе Епифани веневская мещанская вдова Марфа Михайлова дочь Калетина по сообщению веневскаго Господина Городничаго противу приложеннаго при оном в копии прошения ищущей свободы девки Домны Васильевой дала ея показания в том, что означенная девка Домна Васильева никогда ни почему покойному мужу моему, бывшему веневским купцом Николаю Яковлеву Калетину, и мне не принадлежала; а напротив как я достоверно знаю была и есть крепостною госпожи из дворян титулярной советницы Акулины Александровны Никитиной. Впрочем хотя она Васильева и имела жительство в доме мужа моего, который назад тому одиннадцатый год помер, а после его и у меня; но не так как крепостная, а в работниках по найму с года на год, без всяких письменных условий и других зделак, но просто (л.10об.) с платою, ежегодно производимаю лично самой госпоже ея Никитиной. Жила она Васильева у мужа моего и у меня в работницах всегда по письменным видам, а что она Васильева не была собственною моею и мужа моего, в доказательство сего предоставляю то: что она Васильева нередко по капризам своим уходила от нас к помещице своей госпоже Никитиной, а иногда и сама госпожа Никитина брала к себе; но после не находя другаго места или сама же Васильева приходила, или же помещица ее присылала, опять ко мне жить за договорную плату. А назад тому пятый год госпожа Никитина взяв, ее Васильеву, решительно отдала в услужение г. бывшему уездному стряпчему Николаю Герасимовичу Лишкину, у котораго без сходно и жила; но как он г. Лишкин отдал дочь (л.11) свою в замужество за бухгалтера Рождественскаго, то она Васильева передана для услужения уже к нему Рождественскому, у котораго и теперь имеет постоянное жительство, о чем знают бывшие мои соседи купцы и мещане, а почему я не только не имела надобности говорить ей Васильевой, чтоб она не искала свободы судить, а получила бы отпускную от госпожи своей Никитиной, но даже что она намеривалась отыскивать свободу от нея Васильевой и не слыхала, а посему и заключаю что она отыскивает себе свободу вероятно по внушению неблагонадежных людей.

(Личная печать «Ратманъ Никита Семилеткинъ» их Епифани)

(л.16)

Господам, веневской Градской Полиции частному Приставу Гусеву и веневскому уездному Стряпчему.

Вдовы из дворян титулярной советницы Акулины
Александровой дочери Никитиной.

Объяснение

   Вследствие объявленных Вами мне Тульскаго Губернскаго Правления последовавшаго 1832 года (№31239) указа, и приложенной при оном копии с прошения поданнаго 14-го сентября. К правящему должонсть Тульскаго губернскаго прокурора, казенных дел Стряпчему, ищущею из владения якобы веневской мещанки Калетиной девкою Домною Васильевою, объяснить имею следующее: что она Васильева есть крепостная не Калетиной, а моя, которая досталось мне, от губернскаго секретаря Алексея Яковлева Сендюкова, по купчей совершенной в Веневском уездном суде прошлаго 1819 года марта в 4 день, каковую купчую в подлиннике представляя у сего; по покупке же мною ея Васильевой находилась она жительством у меня; а потом по прозьбе ея она мною была отпущаема по письменным билетам даванным от меня, в работницы к веневскому купцу Николаю Яковлеву Калетину, по договору моему с ним Калетиным, от коего я за ту Васильеву и получала сама плату, и по отжитии Васильевой с оным билетом сроков возвращала она таковыя мне и при возвращении (л.16об.) оных по неимению в них надобности, а более и потому что я не воображала никогда о таковом последствии чтоб Васильева когда-нибудь имела намерение отыскивать свободу, ибо она знала что она принадлежит мне а не Калетиной, билеты были мною уничтожаемы;  но один из оных неуничтоженной данной ей Васильевой от меня 1823 года декабря 28 дня. Для достоверности о подлинном выдавании Васильеовй билетов в подлиннике за подписанием вместо меня по безграмотстве моему покойным мужем моим прилагаю у сего. А в 1827 году у жены покойнаго купца Калетина она Василева не захотев в работницах жить сама от нея пришла ко мне в дом, и живши в оном с год или более, потом и по прозьбе ея была отпущена в 1828 году к живущему в городе Веневе титулярному советнику Николаю Лишкину в работницы, с платою производимою им Лишкиным мне самой, и проживши Васильева у него года с два по письменным билетам данным от меня для прожития, из дома Лишкина в 1830 году неизвестно куда без ведома моего отлучилась; о чем от меня и подано в Веневскую градскую полицию того 1830 года октября 2 дня явочное объявление, которое не благоугодно ли будет Вам из оной полиции к производимому Вами о Васильеовй следствию изтребовать; н о ныне побег Васильевой обнаружился, что она отыскивает уже свободу; и в своем прошении к правящему должность прокурора пишет, что якобы она куплена у г.Сендюкова вышеписанным Калетиным в сущем еще ея младенчестве и жила она Васильева у него якобы без письменных билетов; - то может начальство ясно (л.17) усмотреть из вышеписанных представленных мною документов; о принадлежности ея Васильевой мне из купчей; а о летах ея из билета, что она куплена не в младенчестве, а более семнадцати отроду тогда имела лет. Что же касается до того что якобы я присылала в 1830 году за Васильевою и просила ее чтоб она судом о свободе не просила, а как я имею на нее купчую а потому и дала ей отпускную; но не только что за нею Васильевою не посылала, но даже и не знала что она отыскивает свободу, а узнала о сем уже от вас, при объявлении ея Васильевой. А знала я только то что Васильева находится в бегах. Следовательно ни как не должно верить еще и потому в 1-х что она жила у Калетины как вышеобъяснено по билетам; то я не имею ни малой опасности в том чтоб Васильева могла кем либо дароватся свобода; а 2-х что я ни под каким предлогом не решусь уважить своей крепостной беглой девки послать за нею и просить ея о таковом вымысле, к унижению благородства, Васильева же верно от необразованности и неуважительности ея ко мне, не хочет быть покорливой своей владетельнице (те есть) мне; а возымев случай пользоваться от неблагомыслящих людей настройством о свободе, которой она не в праве отыскать, но только делает в сем случае затруднительность начальству чтоб вести одну лишь безплодную переписку, и между оной пользуется свободным времянем льстить себя надеждою.

(л.17об.)

   Отыскать свободу хоть не справедливо; Мая 6 дня 1833 года, к сему объяснению из дворян титулярная советница Акулина Александрова дочь Никитина, а за неумением ея грамоте и писать по ея личному приказанию сын ея канцелярист Николай Петров сын Никитин руку приложил.

(л.24)

М.Ю.
Тульскаго Губернскаго
Прокурора
9 декабря 1833
№2097

Тульскому Губернскому Правлению

   Девка Домна Васильева, подала 10-го сентября 1830 и 17 сентября 1832, к бывшему Губернскому Прокурору и правившему его должность прошения; о даче ей свободу из владения веневскаго купца Николая Калетина и жены его Марфы Михайловой, потому; что она имела у них жительство более 20 лет и без всяких письменных видов.

   Азсмотрев подлинное производство ела о Васильевой, переданное ко мне 14. минувшаго октября по заключению Правления 3 числа; я нахожу: 1-е, вдова веневская мещанка Марфа Калетина, в объяснении своем говорит 15. декабря 1832; что Васильева действительно имела жительство в доме мужа ея, а по смерти его у нея без всяких письменных видов, условий и других сделок и что назад тому пятый год, г.Никитина взяв ея Васильеву отдала во услужение, бывшему уездному Стряпчему Николая Лишкину. 2, по духовным ведомостям города Венева Николаевской церкви, она Васильева показана с 1811 по 1826 при доме помянутаго Калетина служительнией; о чем удостоверяет 31 марта (л.24об.) сего года, №32, благочинный соборной церкви веневскую городскую Полицию; сторонние же люди живущие в соседстве Калетина всего девять человек под присягою показали 30 апреля сего 1833 года; что Васильева у него и жены его имела жительство долгое время; и 3-е, из дворян титулярная советница Акулина Никитина; присваивая ту девку Васильеву по Крепостному Праву хотя говорит 6 мая в объяснении Полиции; что она отпускаема была в работницы к купцу Николаю Калетину, по письменным билетам и по договору ея с ним; но таковых не представила кроме одного писаннаго 28 декабря 1832, в точную противность правил для слуг и рабочих людей, изданных в 8 день апреля 1782 года; веневский же Городничий удостоверяет 18 сентября, №1173, Губернское Правление; что Васильева по сказке 7. Ревизии за Никитиной не значится: ни по городу Веневу ни по уезду онаго; равно и письменных билетов в предъявлении полиции по 1830 год не оказалось; купчая же крепость представленная Никитиною к делу показывает, что оная писана 4. Марта 1819 в Веневском уездном Суде от имени губернскаго секретаря Алексея Сендюкова, по доверенности данной купцу Никола Калетину 16 февраля 1811. года, в которой видно; что бы оной Васильевой (л.25) жить до продажи ея при нем Колетине, и употреблять во всякия домашния работы.

   Сообразив все вышеизъясненныя обстоятельства с указами 23 октября 1816; 10 апреля 1823; 30 сентября 1827 и 10 генваря 1828, я считаю; что Васильевой предложить дать свободу, для избрания рода жизни какой пожелает; а купцов Колетиных за противозаконное ея держание у себя во владении более 16 лет; равно титулярную советницу Акулину Никитину за способствование к тому, подвергнуть определенному указом 15 сентября 1828 денежному штрафу. С чем имею честь уведомить Тульское Губернское Правление, для надлежащего разсмотрения и определения по законам; Возвращая при сем и подлинное дело на 22 листах писанных и испрашиваю: о последующем меня уведомить.

Губернский Прокурор. Ниман..

(л.28)

10. апреля

В Тульское Губернское Правление

Веневскаго Городничаго

Рапорт

   Во исполнение указа Его Императорскаго Величества последовавшаго из онаго Губернскаго Правления от 18. генваря текущаго 1834 года №1446. Сим донести честь имею, что отсужденой на волю девки Домны Васильевой из владения умершаго купца Николая Колетина описание примет учинено, которое при сем в оное Губернское Правление представить честь имею, касательно же наложеннаго за оную девку на купца Колетина и титулярную советницу Акулину Александрову Никитину по 200 руб. в пользу Казны штрафа, при объявлении им сего указа за смертию перваго жена вдова Марфа Михайлова Калетина объявила, что на платеж денег не имеется, и имения никакого за нею не состоит, а хотя покойный мыж ея и имел собственный свой дом, но оной назад тому осмой год продан за долги на муже ея состоявшие, по учиненному розысканию действительго у ней Калетиной никакого имения не открылось; титулярная же советница Никитина объявила, что она сим решением недовольна (л.28об.) И будет просить Правительствующий Сенат, и буде оным утверждено будет на каковое с ней взыскание, тогда обязуется положенный штраф заплатить; с изъяснением чего сим в благоусмотрение оному Губернскому Правлению представить честь имею, с испрашиванием разрешения, какое учинить распоряжение во взыскании 200 руб. штрафа, положеннаго на умершаго купца Калетина, ибо имения как ему принадлежащаго, так и жены его нисколько по розысканию не открылось, упомнянутая титулярная советница Никитина получает из веневскаго уезднаго Казначейства Всемилостивейше ей пожалованный ежегодный пенсион.

Городничий …

№373
31. Марта 1834 года

(л.29)

1834 года февраля 10 дня в присутствии Градской Полиции во исполнение указа Тульскаго Губернскаго Правления от 18 прошедшаго генваря №1446. учинено описание примет отсужденной на волю дворовой девки Домны Васильевой а именно: по показанию ея Васильевой от роду ей 23. года, росту 2 аршина 1 ½ верш. лицом бела чиста, глаза серые, нос курнос, рот посредственной, волосы на голове и брови русые, особых примет не имеется.

Городничий …

(л.142)

М.Ф.
Тульская
Казенная Палата
По отделению
Казначейств
Стол 1
19 марта 1838 г.
№2536

В Тульское Губернское Правление

   По отношению онаго Губернскаго Правления от 26 февраля №7201 о сложении 200 руб. штрафа с веневскаго купца Николая Колетина, за неправое владение девкою г.Никитиной Марфою Михайловою, по неоткрытию капиталов и имения принадлежащих ему, Казенная Палата ОПРЕДЕЛИЛА, о сложении числящихся в недоимке по Веневскому Казначейству, на веневском купце Николае Колетине двух сот рулей штрафа, за неправое владение девкою г.Никитиной Марфою Михайловою, по неоткрытию капиталов и имения принадлежащих ему, представить Департаменту Разных Податей и Сборов и в разрешение просить при..писания. О чем Тульское Губернское Правление уведомить.

За старшаго Губернскаго Казначея …